▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск
По темам: Перейти
Другие языки
Спас на престоле, с избранными святыми
Изображения с более высоким разрешением:
См. ниже:

Спас на престоле, с избранными святыми

Школа или худ. центр: Новгород

Конец XIII — начало XIV вв.

106 × 73 см

Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Инв. 22938

На поле вверху - этимасия и полуфигуры архангелов Михаила и Гавриила.
Дальше изображены святые Георгий, Дмитрий, Климент, Ипатий, Илья, Никола, и, на нижнем поле, оплечные фигуры Флора, Власия и Лавра.

См. в «Галерее»:

Ниже цитируются:
 Антонова, Мнева 1963 

  
 с. 83 
¦
14. Спас на престоле, с избранными святыми на полях.

XIII век. Новгородская школа.

В среднике — большая фигура Христа, сидящего на престоле (троне). Правой рукой он благословляет, левой — поддерживает стоящее на его колене раскрытое Евангелие с текстом: «Аз есм свет всему миру...». Престол с высокой спинкой, состоящей из двух вертикальных несколько согнутых планок, пересеченных вверху третьей горизонтальной. Пространство между ними заполнено тканью (кожей?)1 с тонким, графически выполненным, S-образным узором. Нижняя часть престола состоит из сиденья и ножек, обтянутых, по-видимому, той же тканью, что и спинка, с таким же орнаментом (сохранился лучше). Все части престола по краям украшены жемчужной обнизью в два ряда. На сиденье и под ногами Христа лежат подушки. Фигуры на полях укороченные. На верхнем поле, по сторонам «Етимасии», преклоненные, поясные архангелы Гавриил и Михаил; на боковых полях — фигуры в рост Георгия, Дмитрия, Климента, Ипатия (надпись: «Еупатие»), Николы и пророка Ильи; на нижнем поле — оплечные Флор (надпись: «Фрол»), Власий и Лавр (надпись: «Лавор»)2. Вохрение выполнено светлой, жидкой охрой, без санкиря3, с красноватым притенением. Контуры всех фигур и нимбов и описи складок темно-коричневые, почти черные. В одеждах сочетаются темные, синевато-зеленые и коричневые, блеклые зеленые и желтые тона и яркие краски — киноварь и белила. Нимбы желтые, у Христа с синевато-зеленым перекрестьем. Фон средника и подушки — киноварные. Поля — белые. Надписи черные. По сторонам головы Христа в круглых клеймах буквы — IC ХС — белые.

1 Подобная спинка трона изображена на миниатюре Трирской псалтыри 1083–1084 гг. (см. Н. П. Кондаков, Иконография Богоматери, т. II, Пг., 1915, рис. 182).
2 Сохранились надписи у всех фигур. Приведены в тексте имеющие особенности местного говора.
3 Такая же манера выполнения лиц у фигур на полях иконы Николы XII в. из Новодевичьего монастыря (см. № 9) и у Одигитрии XIII в. с надписью XIV в. (см. № 301).

Доска липовая, шпонки сквозные, врезные, на деревянных гвоздях, третья шпонка набивная по верхнему торцу. На нижнем поле видны отверстия от гвоздей утраченной набивной шпонки. Левкас, яичная темпера. 106×73.

Происходит из г. Крестцы близ Новгорода.

Собр. А. И. Анисимова.

Поступила в 1931 году. [22938]  с. 83 
  
¦

 Смирнова 1976 

 
с. 161
¦
3. Спас на престоле, с избранными святыми на полях
(илл. стр. 43, 44, 46, 270, 271)

ГТГ, инв. 22938.
Вторая половина XIII в.
106 × 73.

Происхождение. Из поселка Крестцы, Новгородской области. Находилась в собрании А. И. Анисимова, (в описи этого собрания 1919 г. икона еще не названа). В 1931 г. поступила в ГТГ.

Раскрыта, очевидно, до поступления в ГТГ (точных сведений не имеется). При подготовке архивного наследия А. И. Анисимова к изданию Г. И. Вздорнову не удалось обнаружить там сведений о раскрытии «Спаса на престоле».

Доска липовая из трех частей, с двумя тыльными накладными шпонками и сохранившейся лишь вверху торцовой (на ней по коричневому фону орнамент из желтых кружков). Нижняя торцовая шпонка утрачена. Ковчег, паволока.

Сохранность. Многочисленные потертости красочного слоя частично тонированы при раскрытии. На гиматии Христа осталось много нетонированных мелких утрат. По нижнему краю тянется вставка позднего грунта с грубой реставрационной заделкой (синие, зеленые, коричневые пятна). Вверху по трещине досок — утраты грунта и выщербины доски (пострадало изображение головы архангела Михаила).

Описание.

Фигура Спаса представлена в среднике на киноварном фоне. Правой рукой Спас благословляет, а левой придерживает стоящее на колене раскрытое Евангелие с киноварным обрезом и черными строками текста по белым «листам»:

(Евангелие от Иоанна, 8, 12: «Опять говорил Иисус к народу и сказал им: я свет миру; кто последует за мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни»).

Хитон Христа светло-коричневый, с розоватым оттенком; клав, поручи и оплечье желтые, гиматий сине-зеленый, мутноватого оттенка (типа земляной зелени). Нимб желтый, с синим перекрестием, обведенным белилами и украшенным красными «камнями».

Престол желтый, с окаймлениями из «жемчугов» и камней; на седалище киноварная подушка, поверх которой изображена накинутая белая ткань. Боковины и верхняя планка спинки слегка изогнуты. Подножие овальное киноварное. Весь престол, кроме подушки и подножия, густо покрыт черным орнаментом в виде изгибающихся стеблей и спиралей с завитками (такой же орнамент умеренно использован в украшениях одежд Христа — поруч хитона — и святых на полях).

На фоне средника, по сторонам нимба — крупные концентрические круги (белые с синей серединой) с белильными буквами: IC ХС.

Поля белые. На верхнем — «Этимасия» и полуфигуры архангелов Михаила и Гавриила. На боковых изображены стоящие святые: на левом Георгий, Климент и Илья Пророк, на правом Димитрий, Ипатий и Никола. На нижнем поле погрудные изображения Флора, Власия и Лавра. Георгий и Димитрий представлены воинами и мучениками: в пластинчатых доспехах и плащах, с крестами и мечами в руках. Климент, Ипатий и Никола — в святительских одеждах — в фелонях с омофорами; правой рукой они благословляют, на левой держат Евангелия. Илья — в хитоне и милоти, со свитком. У Флора и Лавра показаны красные плащи, у Власия белый святительский омофор.

Очертания фигур и драпировок обведены широким черным или темно-коричневым контуром. В среднике тени на хитоне переданы густо положенной краской того же тона, а блики — растушеванными пятнами белил. В одеждах фигур на полях тени и блики встречаются очень редко.

Лик Христа в среднике исполнен желтовато-розовой охрой, поверх которой лежат зеленоватые и красноватые тени, румянец щек и белильные блики (в виде тонких длинных линий, под глазами располагающихся веером); черты лика обведены густым черным контуром. Лики святых на полях имеют более обобщенный, схематичный рисунок и написаны плоскостнее: по светлой желтой охре — черные контуры черт, мазки красноватых теней и белильных бликов. Волосы Христа и юных святых — коричневые, старцев — санкирного оттенка, с графически прорисованными прядями. Нимбы желтые, обведенные черным контуром. По лузге — коричневая рамка.

Краски немногочисленные: кроме белил и черной, это киноварь, сине-зеленая (типа земляной), желтая (охра), светло-коричневая розоватого оттенка, коричневая. Краски жидкие, грубо тертые, лежат тонким, местами прозрачным слоем.

Надписи па полях черной краской, уставом. У фигур верхнего поля:

У фигур на боковых полях:

с. 161
с. 162
¦

на нижнем поле:

Иконография.

Фигура Христа.

В искусстве византийского круга и связанных с ним течений в XII–XIII вв. существовали многие варианты изображения Христа на троне, различающиеся не принципиальными иконографическими признаками, а рисунком фигуры1. В одном из них, наиболее распространенном, ступни поставлены параллельно, от чего зависит и распределение драпировок2. В другом, который использован и в издаваемой иконе, ступни расположены под углом, и этим определяется иная постановка колен, расположение складок. Этот вариант был уже известен в XII в.3

1 Об иконографии Христа см.:

2 См., напр., изображения Христа на синайских темплонах — эпистилиях XII в. (G. et М. Sotiriou. Icones du Mont Sinaї, I. Athenes, 1956, fig. 95–96, 57–61, 103–111).

3 Напр., роспись Чарикли килисе (Гереме, капелла 22) в Каппадокии (М. Restle. Die byzantinische Wandmalerei in Kleinasien, Bd. II. Recklinghausen, 1967, Taf. 196). Здесь совпадают и форма трона и тип седалища с белым покрывалом.


[Илл. с. 162] Христос на троне. Мраморный рельеф в Сан Марко в Венеции. Около 1230 г.

Иконографическую и композиционную близость к изображению на новгородской иконе обнаруживает мраморный рельеф в Сан Марко в Венеции, исполненный около 1230 г. и восходящий к византийским комниновским традициям конца XII в.4 (ср. сходный рисунок фигуры и драпировок; разница состоит в форме трона и в том, что в рельефе Евангелие закрыто; илл. стр. 162).

4 О. Demus. The Church of San Marco in Venice. History. Architecture. Sculpture. Washington, 1960, fig. 44.

Изображения на полях.

Изображение «Этимасии» — «Уготованного престола» — на верхнем поле характерно для икон Спаса5. Однако весь состав святых на полях необычен. Как правило, вокруг изображения Христа или «Распятия» представлены или апостолы, или фигуры различных святых, расположенные «по чину» в соответствии с иерархией: архангелы, апостолы, святители, мученики, святые жены и т. д. (см. кат. № 1, 5). В издаваемой иконе от такого «чина» остались лишь фигуры воинов-мучеников Георгия и Димитрия, оказавшиеся не в нижней зоне, где они обычно помещались, а в верхней. Состав остальных фигур, очевидно, отражает требования заказчиков и местные новгородские культы и верования.

5 Об изображениях «Этимасии» см.: Th. von Bogyay. Hetoimasia.— K. Wessel, M. Restle. Op. cit., Bd. II, Lief. 16. Stuttgart, 1971, Sp. 1189–1202 (с подробной библиографией).

Климент — это либо папа римский, либо епископ анкирский. Климент папа римский (был папой с 91 по 100 г., а в 101 г. умер в ссылке в Херсоне, память 25 ноября)6 в силу ряда причин почитался не только в западной церкви, но и в православной, причем культ характерен не для Константинополя, а для некоторых провинций7. В Киеве хранились мощи Климента, перенесенные туда из Херсонеса при князе Владимире. По мнению В. Н. Лазарева, «почитание Климента было занесено в Новгород из Киева»8. Но в Новгороде был популярен и другой Климент — епископ анкирский (ум. в 312 г., память 23 января). Стефан Новгородец в 1342 г. и иеродиакон Зосима около 1419–1422 гг. видели его мощи в Константинополе9. Кажется, культ обоих Климентов смешивался, и их изображения не всегда можно различить10.

6  Сергий, архим. Полный месяцеслов Востока, II. М., 1876, отд. I, стр. 312; отд. II, стр. 372.

8 Там же, стр. 34, прим. 3.

9 Сергий, архим. Указ. соч., отд. I, стр. 20; отд. II, стр. 27–28.

10 Г. И. Вздорнов. Фрески Феофана Грека в церкви Спаса Преображения в Новгороде (в печати).

с. 162
с. 163
¦
О почитании Климента в Новгороде в XII–XIV вв., кроме посвященных ему церквей в Ладоге (построена в 1153 г. при архиепископе Нифонте) и в самом Новгороде (в 1326 г. упоминается сгоревшая церковь около Славковой улицы, а в 1386 г. построена каменная церковь на Иворовой улице)11, свидетельствуют и изображения его в новгородском искусстве:

11  «Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов». Под ред. А. Н. Насонова. М.–Л., 1950, стр. 29, 97, 215, 216, 340, 380.

12  В. К. Мясоедов. Фрески Спаса-Нередицы. Л., 1925, стр. 24, чертеж 1–25.

13  «Живопись домонгольской Руси». [Каталог выставки. Автор-составитель О. А. Корина]. М., 1974, № 8.

15 В. Н. Лазарев. Васильевские врата 1336 года. — В. Н. Лазарев. Русская средневековая живопись. Статьи и исследования. М., 1970, стр. 188.

16 Его же [6], стр. 83, табл. 64а.

На издаваемой иконе представлен скорее всего Климент папа римский. У него изображены вьющиеся волосы, а именно эту черту его облика подчеркивают иконописные подлинники: «...власы кудри с ушей...»17; «...подобием кудряв аки Георгий...»18; между тем характеристика Климента Анкирского более нейтральна: «...сед, брада Иоанна Богослова...»19.

18 «Сводный иконописный подлинник XVIII века. По списку Г. Филимонова». М., 1874, стр. 200.

19  «Иконописный подлинник новгородской редакции по Софийскому списку конца XVI века...», стр. 66; «Сводный иконописный подлинник XVIII века...», стр. 255.

Ипатий — один из нескольких почитавшихся в православной церкви епископов, например эфесский (ум. около 730–735 гг., память 21 сентября)20 или, вернее всего, гангрский (ум. около 326 г., память 31 марта)21. Последний был более популярен. В Новгороде в 1183 г. была поставлена церковь Ипатия Гангрского; в 1369 г. на ее месте строится каменный храм; под 1396 г. упоминается еще одна церковь Ипатия «на Щеркове улице»22.

Иконописные подлинники описывают обоих святых сходно: оба они в целом похожи на Власия, но описания Ипатия Гангрского, более известного, отличаются большей полнотой23.

23  «Иконописный подлинник новгородской редакции по Софийскому списку конца XVI века...», стр. 87; «Сводный иконописный подлинник XVIII века...», стр. 156, 307–308. В последнем случае описание изображения Ипатия Гангрского осложнено множеством деталей, очевидно, позднего происхождения. Судя по иконе XV–XVI вв., Ипатий Гангрский изображался с иной прической, чем в издаваемой иконе (см. В. И. Антонова, Н. Е. Мнева [14], I, № 204, табл. 147; о датировке:  Г. В. Попов. Пути развития тверского искусства в XIV — начале XVI века. (Живопись, миниатюра). — «Древнерусское искусство. Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств. XIV–XVI вв.». М., 1970, стр. 328–329). Однако вряд ли эта деталь здесь может решить вопрос.

Изображения Ипатия в XII–XIV в. почти так же часты, как и Климента:

Они известны и в новгородской пластике:

24  В. К. Мясоедов. Указ. соч., табл. XXIX, чертеж I–62.

26 Н. Г. Порфиридов. Об одной группе древнерусских медных литых изделий. — «Сообщения ГРМ», вып. VI. Л., 1959, стр. 52, 54–55. Автор относит изготовление образцов этого типа к XIV–XV вв.

На Васильевских вратах 1336 г. изображены два Ипатия27. Может быть, один из них Гангрский, а другой Эфесский?

27 В. Н. Лазарев. Васильевские врата 1336 года, стр. 188.

Значение культа Климента и Ипатия в Новгороде не совсем ясно. Известно, что Климент папа римский рассматривался как покровитель новообращенных народов28, с его именем как-то соотносилась идея крещения, обращения. По одной из летописных версий считается, что дружина князя Владимира крестилась в Корсуни в церкви Климента29. Не этим ли оттенком его культа объясняется популярность Климента именно в Новгороде, где идея торжества новой веры заслуживала напоминания больше и дольше, чем, например, в Средней Руси и в Москве?

29 Ср., напр., Троицкий список Новгородской первой летописи. —  «Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов», стр. 545.

Можно предположить и другую причину его почитания. По легенде, Климент был сброшен убийцей с корабля, но тело его чудесным образом оказалось на суше. В русской «Похвале святому Клименту, патриарху Римьску», восходящей к древнему греческому тексту, многократно подчеркивается покровительство Климента на море: «Блаженый Климент лучами просвещающа състава водная, и сущая в нем животы,... киты и вся звери и рыбы морьскыя...»; Климента «сам Господь прослави, бездну морскую разделив, яко же древле Моисиеви, и непроходимо проходимо створи...»; у церкви, посвященной Клименту, произошло чудо с младенцем, едва не утонувшим во время морского прилива30. Почитание Климента, выявляющееся в этом тексте, напоминает один из аспектов культа Николы — защитника плавающих и путешествующих. Становится понятной популярность этого святого в Новгороде и на Севере — в областях, где культура имела выраженную народную окраску и где многие стороны повседневной с. 163
с. 164
¦
жизни и хозяйственной деятельности были связаны с водой.

30 «Библиографические материалы, собранные А. Н. Поповым». —  «Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете», 1889, III, № XX, стр. 4 (комментарий), 71–79 (текст). В «Иерусалимской беседе»: «...А море морям мать акиян море великое, потому что в нем стоит церковь Клемента папы римского...» ( «Памятники старинной русской литературы», изд. Г. Кушелевым-Безбородко, II. СПб., 1860, стр. 308). О Клименте: J. Ramseger. Кlemens I. (Romanus). — «Lexikon der christlichen Ikonographie», VII. Begründet von E. Kirschbaum, hrsg. W. Braunfels. Rom — Freiburg — Basel — Wien, 1974, Sp. 319–323.

Менее ясно почитание Ипатия. В. Н. Лазарев приводит сведение, что он считался патроном новгородских посадников и тысяцких31.

31 В. Н. Лазарев. Васильевские врата 1336 года, стр. 192. Ср. также:  Б. А. Рыбаков. Ремесло древней Руси. М., 1948, стр. 649, прим. 154. Ср. также:  В. П. Ласковский. Путеводитель по Новгороду. Новгород, 1913, стр. 249.
Для интересующих нас вопросов важно, что в Новгороде, в церкви Ипатия на Рогатице, хранились его мощи; когда церковь была упразднена и разобрана, то реликвии и храмовая икона Ипатия «в чудесах» были перенесены в церковь Климента на Иворовой улице ( Макарий, архим. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях, 2. М., 1860, стр. 112; В. П. Ласковский. Указ. соч., стр. 248–249).

В издаваемой иконе фигуры Климента и Ипатия скоординированы, они «парные». Климент чаще изображался не с Ипатием, а с Николой (вспомним о сходстве их культа):

Но встречается и сочетание Климента с Ипатием:

Изображения этой пары святителей есть в XIII в. и в Суздале —

но в Новгороде мы их встречаем чаще. Скорее всего, их почитание имело не аграрно-хозяйственный, а более широкий оттенок и держалось в Новгороде несколько дольше в силу традиционности местных верований. В XV в. изображения Климента и Ипатия встречаются уже редко, причем главным образом в провинциальных произведениях.

32 См. выше, прим. 13 и 14.

33 Г. И. Вздорнов. Вологда. Л., 1972, илл. 29.

34 А. Н. Овчинников. Суздальские златые врата. — «Сокровища Суздаля». Сост. С. Ямщиков. М., 1970, стр. 153. Подробно о суздальских вратах и их иконографии см.: Г. К. Вагнер. Белокаменная резьба древнего Суздаля. Рождественский собор. XIII век., М., 1975, стр. 97–142 (глава «Декоративная система «золотых» дверей суздальского собора и вопрос об их датировке»), особенно прим. 44 на стр. 172–173.

В следующем ярусе представлены Илья Пророк и Никола. Не останавливаясь на многочисленных аспектах их почитания35, отметим, что образы этих святых часто встречаются в новгородском искусстве как парные. Ср.

Сочетание этих же двух персонажей встречается и в псковской живописи, например

35 Об Илье см.: кат. № 39; о Николе см.: кат. № 1, 5, 9, 11, 13, 29, 30, 34–36.

36 В. И. Антонова, Н. Е. Мнева [14], I, № 29, илл. 48.

37 Там же, № 49, илл. 59.

38 В. Н. Лазарев [6], табл. 89б.

39 Э. С. Смирнова. Живопись древней Руси. (Находки и открытия). Л., 1970, табл. 8.

40 В. Н. Лазарев [6], табл. 37а.

41 А. Косцова. Беломорская и северодвинская экспедиции. — «Сообщения Гос. Эрмитажа», вып. XVII. Л., 1960, стр. 74, 76.

42 В. И. Антонова, Н. Е. Мнева [14], I, № 34, илл. 52.

43 Э. С. Смирнова. Указ. соч., илл. 19.

Никола и Илья принадлежали к самым популярным в Новгороде святым, и уже поэтому их фигуры могли быть часто рядом. Но можно указать и на другую причину их сопоставления. В византийских энкомиях (похвалах) Николе, составленных в IX в. (в македонскую эпоху) Георгием Хартофилаксом, Никитой Пафлагонским и анонимным автором, Никола часто сравнивается с праотцами и пророками, и особенно с Ильей; Никита Пафлагонский отмечает, что перед чудесами Николы бледнеют чудеса Ильи и Елисея. Эти литературные сопоставления нашли воплощение в системе росписи церкви Неа в Константинополе (881 г.), которая была посвящена Спасу, Богородице, архангелам Михаилу и Гавриилу, Илье Пророку и Николе44.

Очевидно, идея сравнения Ильи и Николы, аналогии между ними пришла из Византии на Русь. Утратив свою литературно-аллегорическую основу, она отразилась в составе избранных святых и на редкость долго (по XV в.) держалась в новгородской иконографии.

Три фигуры нижнего ряда, несомненно, объединены как покровители и защитники животных. О культе Власия см. кат. № 38 («Богоматерь с младенцем и Власий»). Флор и Лавр считались покровителями коней. Предполагается, что в почитании этих святых преемственно отразились элементы культа близнецов Диоскуров, чтившихся на Балканах45.

45 H. В. Малицкий. Древнерусские культы сельскохозяйственных святых по памятникам искусства. — «Известия ГАИМК», т. XI, вып. 10. Л., 1932, стр. 21–23.

В целом следует отметить, что состав святых на полях в издаваемой иконе обусловлен общеновгородскими верованиями и не является лично-патрональным (как это было, например, в иконе Николы из Духова монастыря, см. кат. № 1, где многие святые изображены, очевидно, как соименные заказчикам и членам их семей).

О необычной «вилкообразной» (в виде буквы «Y») форме омофора у святителей см. кат. № 2. Эта особенность встречается также в иконах: кат. № 4 и 13.

Датировка и атрибуция.

О стилистическом сходстве издаваемой иконы с иконой «Иоанн Лествичник, Георгий и Власий» см. кат. № 2. Иконы Спаса и Иоанна Лествичника (кат. № 2) не только близки по стилю, но и сходны своими размерами. Небольшие расхождения зависят, очевидно, от того, что икона Иоанна Лествичника слегка сужена за счет стесанных досок, а у иконы Спаса утрачена нижняя торцовая шпонка. Совпадение размеров наводит на мысль, что оба произведения изготовлены не только в одной мастерской, но и предназначены для одного храма. Возможно, они составляли единый комплекс, украшавший алтарную преграду. В соответствии с древней традицией, это должны были быть иконы с изображениями Спаса (это издаваемая икона с. 164
с. 165
¦
ГТГ), Богоматери и того святого, которому посвящен храм (в таком случае, это икона Иоанна Лествичника)46. Если предположение верно, то можно думать, что в той же мастерской была исполнена и икона Богоматери с избранными святыми (в пару «Спасу»), не сохранившаяся до нашего времени. Икону Спаса следует рассматривать как резко трансформированный в среде «народного» новгородского искусства второй половины XIII в. иконографический тип импозантной иконы со святыми на полях (или на окладе).

46

Выставки.

47 Сведения об этом см.: В. И. Антонова, Н. Е. Мнева [14].

Литература.

  1. Н. Н. Коваленская. Путеводитель по искусству феодализма ГТГ. М., 1934, стр. 29–30, рис. 4.
  2. Ю. Олсуфьев. Вопросы форм древнерусской живописи. — «Советский музей», 1936, № 2, стр. 43.
  3. А. И. Некрасов. Древнерусское изобразительное искусство. М., 1937, стр. 133–134, рис. 80.
  4. В. Н. Лазарев. Новгородская живопись XII–XIV вв. — «Известия АН СССР. Серия истории и философии», I, № 2. М., 1944, стр. 61, 67, 69.
  5. «Гос. Третьяковская галлерея. Каталог художественных произведений, находящихся в экспозиции...» М., 1947, стр. 29.
  6. В. Н. Лазарев. Искусство Новгорода. М.–Л., 1947, стр. 46, табл. 32.
  7. Его же. История византийской живописи, I. М., 1947, стр. 181.
  8. «Гос. Третьяковская галлерея. Путеводитель», вып. 1. М., 1949, стр. 29.
  9.  В. Н. Лазарев. Новый памятник станковой живописи XII в. и образ Георгия-воина в византийском и древнерусском искусстве. — «Византийский временник», т. VI. М., 1953, стр. 188, 193, 217. Переиздано: В. Н. Лазарев. Русская средневековая живопись. Статьи и исследования. М., 1970, стр. 58, 64, 94.
  10. Его же. Живопись и скульптура Новгорода. — «История русского искусства», II. М., 1954, стр. 130.
  11. В. К. Лаурина. Станковая живопись Новгорода Великого конца XIII — 70-х годов XIV века (канд. дисс). Л., 1954, стр. 109–110, 112–116, 208–209 (прим. 39), 237.
  12.  М. В. Алпатов. Всеобщая история искусств, III. М., 1955, стр. 126.
  13. А. Косцова. Новый памятник новгородской живописи XIII века. — «Сообщения Гос. Эрмитажа», вып. XXIII. Л., 1962, стр. 21.
  14. В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог древнерусской живописи [ГТГ], I. М., 1963, № 14, табл. 38.
  15. Н. В. Перцев. О некоторых приемах изображения лица в древнерусской станковой живописи XII–XIII вв. — «Сообщения ГРМ», вып. VIII. Л., 1964, стр. 91.
  16. В. Н. Лазарев. О принципах научного каталога. — «Искусство», 1965, № 9, стр. 67.
  17. V. Lazarev. Storia della pittura bizantina. Torino, 1967, p. 307–308.
  18. H. В. Перцев. Икона «Николы» из Любони. — «Сообщения ГРМ», вып. IX. Л., 1968, стр. 88.
  19. [[pdf|Порфиридов 1968|И. Г. Порфиридов. Два произведения новгородской станковой живописи XIII века]]. — «Древнерусское искусство. Художественная культура Новгорода». М., 1968, стр. 140–144, цв. вклейка между стр. 140 и 141.
  20. Г. И. Вздорнов. Живопись. — «Очерки русской культуры XIII–XV веков», 2. Духовная культура. М., 1970, стр. 256–257.
  21. Л. Ф. Жегин. Язык живописного произведения. (Условность древнего искусства). М., 1970, стр. 45– 47, табл. VIIa.
  22. В. Н. Лазарев. Ранние новгородские иконы. — В. Н. Лазарев. Русская средневековая живопись. Статьи и исследования. М., 1970, стр. 119, 127, рис. на стр. 124.
  23. М. В. Алпатов. Сокровища русского искусства XI–XVI веков. (Живопись). Л., 1971, табл. 35, стр. 275.
  24.  О. С. Попова. Новгородская миниатюра раннего XIV века и ее связь с палеологовским искусством. — «Древнерусское искусство. Рукописная книга». М., 1972, стр. 125, илл. на стр. 127.
  25. Г. К. Вагнер. Проблема жанров в древнерусском искусстве. М., 1974, стр. 189.
  26.  «Живопись древнего Новгорода и его земель ХII–XVII столетий». Каталог выставки. Государственный Русский музей. Вступ. статья и ред. В. К. Лауриной. Авторы-составители В. К. Лаурина, Г. Д. Петрова, Э. С. Смирнова. Л., 1974, стр. 9, № 8.
  27. Л. Д. Лихачева. Икона «Никола в житии» из погоста Озерево. — «Сообщения ГРМ», вып. X. М., 1974, стр. 96.
  28. V. Lazarev. Regard sur l’art de la Russie prémongole, IV. — «Cahiers de civilisation médiévale», XVII. Poitiers, 1974, p. 108, fig. 14.
  29. В. А. Плугин. Мировоззрение Андрея Рублева (Некоторые проблемы). Древнерусская живопись как исторический источник. М., 1974, стр. 93. с. 165
     
    ¦



Детали

[A] Христос

[B] Власий

[C] Ипатий

[D] Георгий

Литература:

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.

ID: 821