▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск
По темам: Перейти
Другие языки
Успение Богоматери
Изображения с более высоким разрешением:
См. ниже:

Успение Богоматери

Конец XIV в.

Дерево, темпера.
121 × 92 см

Новгородский гос. историко-архитектурный и худо­жест­вен­ный музей-заповедник, Новгород, Россия
Инв. 11163

Происходит из церкви Успения в селе Курицко близ Новгорода.

См. в «Галерее»:

 Смирнова 1976 

 
с. 228
¦
22. Успение
(илл. стр. 105, 107, 109, 335–337)

Новгородский музей, инв. 11163.
Конец XIV в. (1390-е годы).
126 × 92.

Происхождение. Из деревянной Успенской церкви с. Курицко близ Новгорода. Время основания монастыря неясно. В новгородских письменных источниках XIV в. упоминается не раз Анания Курицкий. В 1345 г. по его повелению строится церковь Кузьмы и Демьяна на Кузьмодемьянской улице1. Имя его встретилось и в берестяной грамоте из раскопок, № 2642. Был ли он жителем села Курицкого, или в это время уже существовал небольшой монастырек, и Анания являлся его иноком? Шатровая деревянная церковь с. Курицко считается построенной в 1595 г.3 «Успение» поступило в Новгородский музей в 1920-х годах. Увезенная во время Великой Отечественной войны оккупантами и возвращенная после войны, икона с 1948 по 1957 г. находилась в ГИМ в Москве (сведения сообщены Э. А. Гордиенко).

1  «Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов». Под ред. А. Н. Насонова. М.–Л., 1950, стр. 357.

2 В. Л. Янин. Я послал тебе бересту... М., 1965, стр. 150–151.

3 Л. Е. Красноречьев, Л. Я. Тынтарева. «... Как мера и красота скажут». Памятники древнего деревянного зодчества Новгородской области. Л., 1971, стр. 25–31.

Раскрыта в ЦГРМ (куда поступила в декабре 1927 г.). В 1928–1930 гг. работа велась П. А. Голубцовым, П. И. Юкиным, Г. О. Чириковым, под общим наблюдением Г. О. Чирикова. Раскрытие закончено в 1931 г. М. И. Тюлиным4. Повторная реставрация произведена в 1947 г. в ГЦХРМ Ф. А. Модоровым.

4 ГТГ, Отдел рукописей, ф. 67, д. 320.

Доска сосновая (или еловая?) из трех частей, с двумя сквозными шпонками (возможно, поздними). Ковчег. Паволока крупнозернистая, типа мешковины.

Сохранность. Многочисленные потертости, выбоины, утраты красочного слоя и грунта, тонированные при реставрации; много утрат и на ликах. Золото на одеждах Христа почти стерто. Теплый тон его одежд создается пожелтевшей олифой или охрой, положенной под золото для придания ему мягкого оттенка. Кажется, олифа на всей иконе потемнела. На нижнем поле и в нижней части композиции — вставка позднего грунта и живописи.

Описание.

На ложе, расположенном параллельно переднему плану — усопшая Богоматерь, в лилово-коричневом, с золотыми каймами и звездами мафории, темно-зеленом хитоне и киноварных туфлях. Подушка киноварная. Драпировка ложа состоит из пяти полос: две киноварных, две зеленых, а в центре — лиловая; они украшены золотым орнаментом в виде сердцевидной фигуры с отростками. Перед ложем стоит высокий оранжево- коричневый, украшенный золотым ассистом светильник с горящей свечой.

За ложем, в золотых одеждах с прографленым (нанесенным «цыровкой») частым рисунком драпировок — Христос с «душой» Богоматери в виде спеленутого младенца. Нимб Христа золотой, на перекрестии — прографленый ромбовидный орнамент, по сторонам красная надпись:

«Слава» Христа — сложного рисунка, нескольких от тенков темно-зеленого цвета; внутренняя — миндалевидная, внешняя — круглая, с четырьмя фигурами ангелов, выполненными «гризайлью». Ореол завершается крупным изображением шестикрылого серафима; его коричневые крылья украшены ассистом, подкрылки киноварные.

По сторонам ложа — апостолы: слева пять фигур (впереди — Петр с кадилом), справа — семь (впереди — Павел). Три апостола правой группы прильнули к ложу, два других там же — переговариваются. Одежды темных оттенков — зеленые, вишневые, желтые. Пробела крупные, в два-три слоя (на вишневых одеждах — зеленые).

У ложа, по сторонам фигуры Христа — четыре святителя в белых и крестчатых ризах; два из них, изображенные ближе к Христу, держат книги. У правого края композиции, рядом со святителями — женские фигуры в красных и зеленых мафориях.

В верхней зоне, по сторонам — пространственно переданные палаты; их стены розовые и коричневые (нескольких оттенков), крыши зеленые. У каждой палаты одна стена изображена затененной, другая — освещенной; внутри палат — тень; тонкие колонки с капителями; во фронтоне правой палаты — маскарон.

Лики исполнены желтой охрой по зеленоватому санкирю, с параллельными белыми штрихами — «движками». Общий тон ликов темный.

Нимбы золотые, с двойной прографленой обводкой. Позем светло-зеленый. Фон и поля золотые. На верхнем поле сохранилась киноварная опушь.

Вверху на фоне прографленая надпись уставом:

Иконография.

В иконе использован один из многочисленных изводов «Успения», распространенных в XIV в. и различавшихся лишь деталями. Основные элементы изображения с. 228
с. 229
¦
традиционны5 и известны задолго до XIV в.: Богоматерь на ложе, окруженный ореолом («славой») Христос с «душой», апостолы, святители и плачущие женщины, два здания по сторонам (символ дома Марии на горе Сион в Иерусалиме), светильник перед ложем (согласно апокрифическому поучению Иоанна Солунского, его приказала зажечь Богоматерь, узнав о приближении смерти6). Относительно редкая особенность — нимбы у всех апостолов — также встречается издавна, уже в XI–XII вв.7

5 О сюжете и иконографии «Успения» см.:

Сведения о празднике и тексты службы см:

6 L. Wratislaw-Mitrović, N. Okunev. Op. cit., p. 136, 141–142.

7 Ibidem, p. 147.

Новгородская икона обладает иконографическими признаками, характерными именно для XIV в. Ореол Христа — двойной, имеет заостренную форму, завершается изображением херувима и содержит фигуры ангелов (ср. мозаику Кахрие Джами, фрески в Леснове, Куртеа де Арджеш и др.).

Своеобразны позы и жесты апостолов, в частности, три фигуры, припадающие к ложу. До XIV в. припадающим к ложу изображался только апостол Иоанн, причем его фигура помещалась у изголовья (пример в новгородском искусстве — «Успение» первой трети XIII в. из Десятинного монастыря в ГТГ8). Между тем, в XIV в. относительно часто изображались два или три приникшие к ложу апостола (например, фрески в Чурчере, Леснове, иконы синайской коллекции9).

8 В. И. Антонова, Н. E. Мнева. Указ. соч., № 11; «Живопись домонгольской Руси». [Каталог выставки. Автор-составитель О. А. Корина]. М., 1974, № 26.

9 G. et M. Sotiriou. Icones du Mont Sinaï, I. Athènes, 1956, fig. 205–206, 213, 216, 220.

Традициям XIV в. соответствует тот факт, что плачущие женщины представлены не в отдельных зданиях10, а рядом с апостолами.

10 L. Wratislaw-Mitrović, N. Okunev. Op. cit., p. 143–144.


[Илл. с. 104] Успение. Фреска церкви Рождества на Кладбище в Новгороде. Конец XIV в. Левая часть композиции

[Илл. с. 106] Успение. Фреска церкви Рождества на Кладбище в Новгороде. Конец XIV в. Правая часть композиции

В композицию включены фигуры четырех святителей. Согласно сочинению, приписываемому Дионисию Ареопагиту, при успении Богоматери, кроме апостолов, присутствовали святители Иаков брат Божий, Иерофей, Тимофей и сам Дионисий Ареопагит11. Но, как правило, в композиции «Успения» изображались лишь два или три святителя. Четыре фигуры встречаются относительно редко и преимущественно не раньше XIV в. (ср. фрески

илл. стр. 104, 106).

11 Ibidem, p. 139.

12 Ш. Амиранашвили. История грузинского искусства. М., 1963, табл. 158.

13 L. Wratislaw-Mitrović, N. Okunev. Op. cit., pl. XVI.

Схема иконы Новгородского музея является относительно простой, без эпизода с отсечением рук Афонии, «Вознесения Богоматери» или апостолов на облаках. С точки зрения иконографии памятник обнаруживает наиболее тесное сходство с фресками в Сори и в церкви Рождества на Кладбище. Очевидно, художники, расписывавшие церковь Рождества, использовали этот относительно редкий иконографический тип XIV в., а мастер, писавший храмовую икону для церкви в с. Курицко, скопировал иконографическую схему с фрески в церкви Рождества.


[Илл. с. 229] Успение. Около 1341 г. Икона из праздничного ряда иконостаса Софийского собора в Новгороде

В других дошедших до нас новгородских росписях XIV в., где сохранилось «Успение»14, равно как и в  с. 229
с. 230
¦
клейме Васильевских врат 1336 г.15, и в иконе праздничного ряда иконостаса Новгородской Софии (илл. стр. 229), использованы другие изводы композиции, чем в иконе из с. Курицкое и во фреске церкви Рождества на Кладбище.

14
  • В церкви Феодора Стратилата, где от «Успения» остались лишь фрагменты, был эпизод с отсечением рук Афонии (Н. Окунев. Вновь открытая роспись церкви св. Феодора Стратилата в Новгороде. — «Известия имп. Археологической комиссии», вып. 39. СПб., 1911, стр. 92).
  • О фреске в Волотове: В. Н. Лазарев. Феофан Грек и его школа. М., 1961, табл. 46 б;
  • о фреске Сковородского монастыря: его же. Росписи Сковородского монастыря в Новгороде. — В. Н. Лазарев. Русская средневековая живопись. Статьи и исследования, стр. 218.

15 В. Н. Лазарев. Васильевские врата 1336 года, стр. 200–201, илл. на стр. 198.

Датировка и атрибуция.

Икону принято стилистически связывать с росписью церкви Спаса на Ковалеве, 1380 г., в частности, с работами третьего мастера, писавшего сцены «Страстей» и фигуры св. воинов (В. Н. Лазарев), и фресками церкви Рождества на Кладбище в Новгороде, 90-х годов XIV в. (В. Н. Лазарев, В. К. Лаурина). Г. И. Вздорнов относит икону к памятникам архаического стиля первой половины XIV в. Однако есть основания датировать «Успение» концом XIV в. Икона скорее всего является вольной копией фрески в церкви Рождества на Кладбище, и вряд ли исполнена раньше, чем роспись. Стиль «Успения», особенно характеристика лиц с подчеркнуто напряженным выражением, отражает аналогичные явления в искусстве византийского круга позднего XIV в. Рисунок драпировок, характер мелких «движек» на ликах уже имеет общность с новгородскими памятниками XV в.

Выставки.

Литература.

  1. В. Н. Лазарев. Искусство Новгорода. М.–Л., 1947, стр. 91.
  2. Его же. Живопись и скульптура Новгорода. — «История русского искусства», II. М., 1954, стр. 208.
  3. В. К. Лаурина. Станковая живопись Новгорода Великого конца XIII — 70-х годов XIV века (канд. дисс.). Л., 1954, стр. 160–161, прим. 11 на стр. 220, 238, 279.
  4. Ю. И. Никитина, А. С. Павлюченков, Е. К. Пагольская. Новгородский историко-архитектурный музей-заповедник. Русское искусство XI — начала XX века. Советское искусство. Каталог. Л., 1963, стр. 10.
  5. Г. И. Вздорнов. Живопись. — «Очерки русской культуры XIII–XV веков», 2. Духовная культура. М., 1970, стр. 302.
  6. В. Н. Лазарев. Древнерусские мозаики и фрески XI–XV вв. М., 1973, текст при илл. 380.
  7.  «Живопись древнего Новгорода и его земель XII–XVII столетий». Каталог выставки. Государственный Русский музей. Вступ. статья и ред. В. К. Лауриной. Авторы-составители В. К. Лаурина, Г. Д. Петрова, Э. С. Смирнова. Л., 1974, стр. 13, кат. 26, илл. 18, 19. с. 230
     
    ¦



Детали

[A] Христос

[B] Святитель

[C] Плачущие жены

[D] Апостолы

[E] Левая часть иконы «Успение»

[F] Правая часть иконы «Успение»

[G] Апостолы

[H] Апостолы

Литература:

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.

ID: 4692