▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск
По темам: Перейти
Другие языки
Николай Чудотворец
Изображения с более высоким разрешением:
См. ниже:

Николай Чудотворец

Школа или худ. центр: Новгород

Середина XIII в.

67.6 × 52.5 см

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия
Инв. 2778

Из Свято-Духова монастыря в Новгороде, впервые упоминаемого в летописи под 1162 годом.

См. в «Галерее»:

Ниже цитируются:
 Смирнова 1976 

 
с. 150
¦
1. Никола, с избранными святыми на фоне и полях
(илл. стр. 27–29, 265–267)

ГРМ, инв. држ 2778.
Середина XIII в.
67 × 52,5.

Происхождение. Из Свято-Духова монастыря в Новгороде. Монастырь известен с XII в. Древнейшее упоминание — под 1162 г.: следующее сведение — лишь под 1357 г.: строительство каменной церкви св. Духа при архиепископе Моисее1. В документах конца XVI в. и XVII в. в Духовом монастыре упоминаются то церковь Николы, то Никольский придел при церкви Троицы2. Храмовая монастырская икона «Сошествие Святого Духа на апостолов», по-видимому, XV в. хранится в Новгородском музее. В 1920-х годах икона Николы поступила в Новгородский музей (куда была взята из Свято-Духова монастыря), затем экспонировалась на заграничной выставке памятников древнерусской живописи 1929–1932 гг., в 1933 г. передана в ГРМ.

1  «Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов». Под ред. А. Н. Насонова. М.–Л., 1950, стр. 31, 218, 364.

2  Макарий, архим. [1], 1, стр. 122–123, 125. О монастыре в целом см. там же, стр. 121–131.

Раскрытие иконы было начато в 1926–1927 гг. в Новгородском музее Н. Е. Давыдовым (на медальоне с изображением Афанасия и прилегающем участке фона и поля (ср. Н. Г. Порфиридов [4]). Продолжено в Москве в ЦГРМ в 1928 (с декабря) — 1929 гг. Н. И. Брягиным и Н. А. Барановым под наблюдением И. Э. Грабаря и А. И. Анисимова3.

3 ГТГ, Отдел рукописей, ф. 67, д. 243.

До раскрытия икона считалась памятником 1500 г., так как на ней имелась надпись с этой датой, сделанная при поновлении: «...от воплощения Бога Слова 1500 написан сей образ святаго великаго святителя Николая Мирликийскаго Чудотворца, взят сей образ из Диких пол...»4. В медальонах в слое поновления были изображены Власий, Мина, Георгий Победоносец и Параскева.

4  Макарий, архим. [1], 2, стр. 80. Точный текст надписи приводит реставрационный протокол, относящий ее к XIX в.:

В нижележащем слое записи были видны фрагменты надписи, начало которой совпадало с верхней:

Оба эти слоя действительно довольно поздние, ибо под ними находились еще два: золото и темно-зеленая краска, нанесенная, как полагали реставраторы, около XVI в. См. ГТГ, Отдел рукописей, ф. 67, д. 243, л. 2.

Доска липовая, тесаная, из трех частей, с двумя встречными несквозными шпонками (возможно, более поздними). На торцах остатки деревянных гвоздей, прикреплявших утраченные торцовые шпонки.

Ковчег. Паволока не видна; по указанию реставрационного протокола, она отсутствует5. Слой грунта необычно тонкий.

5 ГТГ, Отдел рукописей, ф. 67, д. 243.

Сохранность. Многочисленные вставки позднего грунта и живописи (в том числе и на лике Николы), частично оставленные без тонировок. Утраты грунта, заполненные желтой мастиковкой. На нижнем поле почти сплошная вставка поздней живописи. Вставка нового грунта почти вдоль всей лузги. Остатки гвоздей от венца.

Боковые поля наполовину срезаны. Торцовые шпонки утрачены. Вдоль правого стыка досок заметно, что дерево слегка стесано: когда-то доски были разъяты и чуть срезаны, отчего пострадали медальоны с изображениями святого (видимо, ап. Иуды) и Екатерины. Высказанное в каталоге выставки «Живопись древнего Новгорода и его земель» [35] предположение, что контуры лика и рук Николы прописаны при реставрации, требует дополнительной проверки.

Описание.

Никола, изображенный фронтально, по пояс, правой рукой благословляет, а на левой держит закрытое Евангелие с ярко-желтой крышкой, украшенной «жемчугами» и красными, синими и зелеными «камнями». Фелонь коричневая, с почти утраченными голубыми бликами и черными контурами в тенях; омофор голубовато-серый с зелеными тенями; кресты омофора черные с желтой разделкой. Рукав хитона синий, на поруче и у ворота желтая кайма с коричневым орнаментом: вьющийся стебель и спирали. Лик написан оранжево-желтой охрой, с растушеванными яркими белильными пробелами. На щеках румянец, над верхними веками красные тени, контуры черт лица коричневые, брови и верхние веки черные. Тени санкирного тона. Пряди волос и бороды прорисованы серо-голубыми линиями по зеленоватой основе (оттенки красок те же, что и в изображении омофора).

Нимб в настоящее время белый, но может быть он был желтым (сохранились фрагменты желтого красочного слоя). Фон и поля белые. По лузге коричневая рамка и тонкая киноварная полоска. Вверху сохранились остатки киноварной обводки нимба (возможно, первоначальной).

На фоне остатки надписи крупным уставом, черной краской:

По сторонам головы Николы в медальонах с киноварными и синими фонами — полуфигуры святых, сопровожденные колончатыми белильными надписями. с. 150
с. 151
¦

Слева — Афанасий Александрийский и мученик Анисим:

Справа — святой с трудночитаемым именем и мученица Екатерина:

Вероятно, это апостол Иуда-Фаддей. У изображения Екатерины первый знак левой колонки сохранился лишь частично.

Медальоны заключены в «жемчужные» рамки.

На верхнем поле поясные изображения склоненных архангелов Михаила и Гавриила. На русских иконах Николы архангелы иногда изображались поклоняющимися «Уготованному престолу» — «Этимасии» (см. далее, раздел «Иконография», а также кат. № 5). На издаваемой иконе между фигурами архангелов имеется утрата древней живописи; кажется, она не столь велика, чтобы на этом участке могло разместиться изображение «Этимасии». Надписи с именами архангелов киноварью и черной краской:

На боковых полях наполовину срезанные изображения святых в рост. На левом поле — Симеон Столпник, Борис (святой в княжеской одежде — плаще, в шапке с меховой оторочкой, с мечом в руке) и неизвестная мученица в красном мафории (надпись при этой фигуре утрачена):

На правом поле — мученица Евдокия, Глеб (святой в княжеском плаще и отороченной мехом шапке, в пару Борису) и мученик Флор:

На нижнем поле слева сохранились лишь остатки поясного изображения мученицы в синем мафории, с красным крестом в руке; судя по композиции поля, были и другие фигуры.

Лики святых в медальонах написаны розовой охрой холодного оттенка, с черными контурами и белильными бликами. Лики на полях (сохранились только у архангелов) исполнены черными контурами и подцвечены желтой охрой и киноварью. В обоих случаях приемы письма иные, чем в изображении самого Николы.

Нимбы святых в медальонах и на полях — желтые, с красными и белыми обводками. Надписи на полях двуцветные: имена святых написаны черной краской, а слова «агиос», «архангел», «архистратиг» — киноварью. Все надписи — уставом. Обращает внимание написание «А» в «О» в словах «о агиосъ» (типа лигатуры «ОА»); знак придыхания в этом же слове в надписи у Николы; значки-росчерки в виде стилизованной греческой «сигмы» в конце слов при именах архистратига Михаила, Симеона, Иуды. Ср. такие же значки в кат. № 2, 3, а также в кат. № 9, 12, 13.

Иконография.

Центральное изображение.

Изображения св. Николая принадлежат к числу наиболее распространенных как в искусстве византийского круга, так и на Руси. Его культ как заступника и помощника в бедах был характерен и для высших социальных слоев, и для народной среды6. На Руси, особенно в Новгороде и на Севере, почитание Николы постепенно получило чисто народную окраску. Издаваемая икона отражает ранний этап сложения русской традиции.

6 Основное исследование текстов о св. Николае:  G. Anrich. Hagios Nikolaos. Der heilige Nikolaos in der griechischen Kirche. Texte und Untersuchungen, Bd. I–II. Leipzig — Berlin, 1913, 1917. О его изображениях см. также: кат. № 5, 9, 11, 12, 13, 29, 30, 34–36.


[Илл. с. 172] Св. Николай. XII в. Мозаичная икона в серебряном окладе. Монастырь св. Иоанна Богослова на острове Патмос

[Илл. с. 152.] Св. Николай, с избранными святыми на полях. XII в. Икона в монастыре св. Екатерины на Синае

Основные иконографические типы изображения Николы складываются в византийском искусстве XI–XIII вв. В связи с ростом популярности культа Николы (перенесение мощей из Мир Ликийских в Бари в 1087 г., установление празднования дня Николы 6 декабря при императоре Мануиле Комнине), изображение Николы не только получает выделенное положение в декоре храмов (кафоликон Дафни, Хозиос Лукас)7, но и становится широко распространенным в иконах. Помимо изображений в рост8 (илл. стр. 172), чаще всего встречается иконографический тип, к которому примыкает и издаваемый новгородский памятник: поясное изображение благословляющего святителя с закрытым Евангелием. Сохранившиеся произведения XII–XIII вв.:

7
  • E. Diez, О. Demus. Byzantine Mosaics in Greece. Hosios Lucas and Daphni. Cambridge (Mass.), 1931, fig. 17 и схемы декора в приложении.
8
9
  • Н. Петров. Альбом достопримечательностей Церковно-археологического музея при Киевской Духовной академии, вып. 1. Коллекция синайских и афонских икон преосвященного Порфирия Успенского. Киев, 1912, стр. 10–11, табл. X;
  • О. Wulff, М. Alpatoff. Denkmäler der Ikonenmalerei in kunstgeschichtlicher Folge. Hellerau bei Dresden, 1925, S. 60, 261, Abb. 20;
  • В. H. Лазарев [16], I. М., 1947, стр. 124; II. М., 1948, табл. 197а;
  • V. Lazarev [28], p. 203, 256 (n. 66).
10
  • «L’art byzantin — art européen», № 161;
  • V. Lazarev [28], p. 203, 256 (n. 67).
12
13
  • G. et M. Sotiriou. Op. cit., I, fig. 165; II, p. 144–147;
  • V. Lazarev [28], p. 286, 337 (n. 77), tav. 420.
14
  • «L᾽art byzantin — art européen», № 243.
15
  • Об одной иконе см.: 
  • о другой иконе:
    • K. Weitzmann. Op. cit., p. 195–196, fig. 20.

[Илл. с. 152.] Никола. Фреска Георгиевской церкви в Старой Ладоге. Конец XII в.

Аналогичные изображения в новгородском искусстве, предшествующие по времени издаваемой иконе:

Начиная с XIII в. фигуры Николы встречаются чрезвычайно часто в новгородской иконописи и мелкой пластике, причем тип поясного изображения преобладает (см. кат. № 5, 9, 12, 29, 30, 34–36).

16
  • В. H. Лазарев. Фрески Старой Ладоги. М., 1960, стр. 47–48, илл. 61.
17

[Илл. с. 154] Никола, с изображениями Василия Великого и св. Феодора в медальонах. 1337 г. Деталь иконы «Никола», с житием. Из с. Виделебье, Псковской области. ГРМ.

Медальоны со святыми на фоне.

Традиция восходит к античным «imagines clipeatae» — щиткам с портретами умерших, бюстами писателей, должностных лиц и т. д.18 В раннехристианском и византийском искусстве в медальонах, включенных в основную композицию, помещались персонажи, имеющие то или иное отношение к главному сюжету, но фактически отсутствующие (например, ангелы, символическое изображение благословляющей десницы). Изображения в медальонах характерны для византийских многосоставных композиций македонской эпохи — X–XI вв., типа резных костяных триптихов и с. 152
с. 153
¦
поясного «Архангела Михаила» в ризнице Сан Марко19. Композиция, где центральный персонаж сопровожден медальонами с фигурами святых (не в рамке, а в основной части изображения), распространена в XI в., встречается в XII в. Для XIII в. она представляет относительную редкость (если не считать медальонов с архангелами, помещавшихся в иконах Богоматери). Между святыми в медальонах издаваемой иконы нельзя уловить внутренней, смысловой связи; очевидно они соименны заказчикам. Сходные изображения — св. Василий Великий и св. воин Феодор в медальонах житийной иконы 1337 г. из с. Виделебье (ГРМ), исполненной по заказу Василия и Федора Онаньиных (ктиторская надпись на иконе)20 (илл. стр. 154).

18
  • A. Grabar. L᾽Imago clipeata chrétienne. — A. Grabar. L’art de la fin de l’antiquité et du moyen âge, 1. Paris, 1968, p. 607–613;
  • M. Chatzidakis. Une icône en mosaïque de Lavra. — «Jahrbuch der österreichischen Byzantinistik», Bd. 21. Festschrift für Otto Demus zum 70. Geburtstag. Wien, 1972, S. 73–81;
  • M. Lechner. Imago Clipeata. — K. Wessel, M. Restle. Reallexikon zur byzantinischen Kunst, Bd. III, Lief. 19. Stuttgart, 1973, S. 353–369.
19
  • «Il Tesoro di San Mагсо». Opera diretta da H. R. Hahnloser. [II]. Il Tesoro e il Museo. Firenze, 1971, № 17, tav. XIX–XXI, p. 25–27.
20
  • Э. С. Смирнова. Живопись древней Руси. (Находки и открытия). Л., 1970, илл. 4, 5.

Возможно, появление медальонов на обеих русских иконах — описываемой из Духова монастыря и псковской из с. Виделебье — зависит и от широко распространявшегося в XIII в. в византийском мире, но отразившегося в русском искусстве в ином виде (см. кат. № 5) обычая сопровождать фигуру Николы дополнительными изображениями: на фоне по сторонам нимба Николы изображали Христа с Евангелием и Богоматерь с омофором (иллюстрация так называемого Никейского чуда).

Особенность медальонов в описываемом «Николе» — ракурсное, а не фронтальное положение святых. Позы их, особенно Афанасия и Анисима, вызывают ассоциации с фигурами пророков, часто представленных в сложных, свободных поворотах.

Святые на полях.
Традиция помещать фигуры или сцены на полях, вокруг основного персонажа, восходит к античности21, но среди сохранившихся памятников византийского искусства это можно проследить лишь начиная с послеиконоборческой эпохи. Полагают, что им предшествовали изделия из слоновой кости или металла, а затем живописные иконы с окладами на полях: оклады украшались эмалевыми пластинками или выполнялись из серебра, с тиснеными либо чеканными рельефами22.

21 Е. Will. Le relief cultuel gréco-romain. Contribution à l’histoire de l’art de l’Empire Romaine. Paris, 1955, p. 89, 362, 436 etc.

22 S. Radojčić. Op. cit., S. 229–230.

Иконы с избранными святыми на полях часто встречаются в новгородском искусстве на протяжении XII–XIII вв. Из них предшествуют по времени издаваемой:

Сюда же относятся две иконы из Новгородской Софии:

23 В. H. Лазарев [22], стр. 129;  «Живопись домонгольской Руси» [34], № 8.

24 См. прим. 17.

25 В. Н. Лазарев [22], стр. 134, цв. вклейка между стр. 136 и 137;  «Живопись домонгольской Руси» [34], № 13.

27 Н. Е. Мнева, В. В. Филатов. Икона Петра и Павла новгородского Софийского собора. — «Из истории русского и западноевропейского искусства. Материалы и исследования». М., 1960, стр. 81–103, особенно 97–103; об иконе Петра и Павла —  «Живопись домонгольской Руси» [34], № 1.

По составу изображений иконы византийского круга со святыми на полях делятся на несколько типов:

28 Напр.,

29 Напр.,

  • икона «Христос Душеспаситель», конца XIII — начала XIV в. в Охриде
    • (V. Djurić. Op. cit., № 15;
    • S. Radojčić. Op. cit., S. 238);
  • «Распятие» XIV в. в ГРМ
    • (П. Муратов. Русская живопись до середины XVII века. — «История русского искусства», VI. Под ред. И. Грабаря. М., [б. г.], илл. на стр. 195;
    • W. Felicetti-Liebenfels [24], S. 70–71, Taf. 83 b;
    • V. Lazarev [28], p. 420 (n. 104).

30 Об этом подробнее см.: кат. № 5.

Наряду с этим встречаются иконы с более узким, конкретизированным подбором изображений: группы воинов, целителей, святых жен и т. д., т. е. персонажей, объединенных некоторыми признаками или покровительством в определенной сфере31. Такой состав часто встречается на полях икон с изображением отдельных святых, причем иногда на полях не одна группа изображений32, а несколько. Например, на окладе иконы с. 153
с. 154
¦
Петра и Павла из Новгородской Софии — целители Косма, Дамиан, Пантелеимон, Кир, Иоанн, воины Евстафий, Прокопий, Димитрий, мученицы Фекла и Варвара33.

31 Напр., на окладе «Богоматери Корсунской» из Новгородской Софии вверху, по обычаю, помещен «Деисус», но на полях вместо пророков — святые воины-мученики Евстафий, Меркурий, Никита, Феодор, Прокопий, Нестор. Аналогичные образцы дают также произведения прикладного искусства, в частности византийские ставротеки. На крышке Лимбургской ставротеки X в. Христос представлен в окружении двенадцати апостолов в рост (вместе с Богоматерью, Предтечей и двумя архангелами). Эта композиция окаймлена, в свою очередь, наружной рамкой, с поясными изображениями святителей Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, Николы и воинов Феодора, Евстафия, Димитрия и Георгия. См. D. Т. Rice, М. Hirmer. The Art of Byzantium. N. Y., 1959, pl. X, 124, p. 318. Два капитальных памятника XII в. с подобными изображениями из Новгорода — оклады иконы «Знамения» и Мстиславова Евангелия — к сожалению, сохранились в переделанном виде.

32 На полях рельефа XI в. из ризницы Сан Марко в Венеции, изображающем архангела Михаила в рост, представлены св. воины Феодор Тирон и Феодор Стратилат, Прокопий и Георгий, Димитрий и Нестор, Евстафий и Меркурий («Il Tesoro di San Магсо» [II]. Il Tesoro е il Museo, № 16, tav. XIV–XVIII). На окладе мозаичной иконки Николы с Патмоса, кроме «Этимасии» с архангелами, фигурируют также св. воины Феодор Тирон, Прокопий, Георгий и Димитрий. См. прим. 8, илл. стр. 172.

33 Другие примеры: на полях поясного «Николы» XIII в. с Синая, помимо Христа с апостолами Петром и Павлом (верхнее поле), изображены воины Димитрий, Георгий, Феодор и Прокопий, целители Косма, Дамиан, Пантелеймон. См. прим. 11, илл. стр. 152. См. также: G. et М. Sotiriou. Op. cit., I, fig. 37, 38, 51, 52. К сожалению, в одной из самых интересных композиций такого рода — рельефе с поясным изображением архангела Михаила из Сан Марко — медальоны со святыми размещаются не в своем первоначальном порядке. См. «Il Tesoro di San Магсо» [II]. Il Tesoro е il Museo, № 17, tav. XIX–XXI, CXXVI.

На иконе «Никола» из Новодевичьего монастыря описанный прием выступает в преобразованном виде: на верхнем поле по сторонам «Этимасии» изображены целители Косма и Дамиан, что является отклонением от правил; на остальных полях представлены князья-воины Борис и Глеб, мученики Флор и Лавр, четыре святых жены: Евдокия, Фотиния, и две неизвестные. Изображения на полях издаваемого «Николы» по составу примыкают к этой же традиции, но их размещение иное. Место Симеона Столпника и Евдокии обычно в нижней зоне, здесь же они вверху. Флор представлен без Лавра, на левом поле Флору соответствует фигура мученицы. Можно думать, что на полях иконы, как и в медальонах фона, даны патрональные изображения, причем иерархия расположения фигур также определена заказчиками.

Персонажи, представленные на полях «Николы», часто встречаются в новгородском искусстве XII–XIII вв. Борис и Глеб — во фресках Нередицы34 и, может быть, Старой Ладоги35, на окладе Мстиславова Евангелия, на полях «Николы» из Новодевичьего монастыря. Флор (вместе с Лавром) — на полях «Николы» из Новодевичьего монастыря. Симеон Столпник — в заставке рукописи «Праздников» в ЦГАДА36 и в мелкой пластике37. с. 154
с. 155
¦

34  В. К. Мясоедов. Фрески Спаса-Нередицы. Л., 1925, стр. 14, табл. XXIV–2 [см. изображения князя Бориса и князя Глеба — ред. сайта].

35 В. Н. Лазарев. Фрески Старой Ладоги, стр. 40–42, илл. 48–49.

36 В. Н. Лазарев [22], стр. 134.

37  Т. В. Николаева. Каменная иконка, найденная в Новгороде. — «Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1974», М., 1975, стр. 219–227 [шиферная иконка «Святые Симеон Столпник и Ставрокий» — прим. ред. сайта].

Фигура Симеона часто встречается в греческих, грузинских и особенно синайских памятниках XI–XIII вв., что связано с почитанием отшельников и пустынников. Напр.,

См.

  • K. Weitzmann. Icon Painting in the Crusader Kingdom. «Dumbarton Oaks Papers», 20. Washington, 1966, fig. 46, p. 71;
  • idem. Thirteenth Century Crusader Icons on Mount Sinaï, p. 180–181, fig. 1.

Изображения святых жен в изобилии встречаются как в византийских иконах XI–XIII вв.38, так и в новгородском искусстве: росписи Нередицы, оборот «Знамения» в Новгородском музее. В раннем XIII в. эти изображения все еще популярны:

Начиная с XIV в. значение этого культа постепенно падает, круг изображаемых персонажей сужается. В новгородских и псковских иконах остаются главным образом Параскева, Анастасия, Варвара и Ульяна.

Из атрибутов отдельных святых обращают внимание одежды св. Екатерины и Евдокии: мученицы представлены в мафориях. Более известны изображения этих святых в царском одеянии, с торакионами, в венцах40. Издаваемая икона, наряду с другими перечисленными выше памятниками XII — первой половины XIII в., стоит у истока широко распространившегося на Руси (особенно в Новгороде и на Севере) типа икон с избранными святыми па полях. Чаще всего, кроме Спаса и Богоматери, в окружении избранных святых изображали именно Николу. Очевидно этот святой воспринимался на Руси как персонаж особо чтимый, естественно становящийся центром многосоставной композиции.

40 Об иконографических особенностях изображений различных святых в византийском искусстве см.: A. Chatzinikolaou. Heilige. — K. Wessel, М. Restle. Op. cit., Bd. II, Lief. 15. Stuttgart, 1971, Sp. 1034–1093, с указанием литературы, особенно Sp. 1071–1076 («Heilige Styliten» — о Симеоне Столпнике), Sp. 1082–1090 («Weibliche Heilige» — о св. женах).

Данный памятник, где дополнительные изображения на фоне и полях заставляют вспомнить композиции гораздо более ранних византийских произведений, свидетельствует об устойчивости иконографических традиций в новгородском искусстве. Показательно также и то, как древний тип обретает местное наполнение: образ Николы, благодаря окружающим изображениям, получает особую торжественность, а включение патрональных фигур соответствует требованиям новгородских заказчиков из родовитой знати.

Лично-патрональный состав «палеосных» изображений (святые, соименные заказчикам) известен, кроме «Николы», лишь в иконах XII — первой половины XIII в. — «Знамении» в Новгородском музее и двусторонней в собрании П. Д. Корина (см. прим. 23, 26); архаический пережиток — святые в медальонах псковской иконы «Никола в житии» 1337 г. Подробнее см. стр. 24–25, 52–53.

Датировка и атрибуция.

Со времени расчистки икона рассматривалась всеми авторами как произведение XII в. А. И. Некрасов [12] первый сдвинул ее датировку на XII–XIII вв., а В. Н. Лазарев справедливо отнес икону к середине XIII в. (впервые в статье 1944 г. [14], далее во всех последующих работах). Однако параллельно сохраняется традиция датировки иконы XII в. (Н. Г. Порфиридов [19, 21, 25], Н. В. Перцев [27, 30]). Этой позиции придерживался и М. В. Алпатов [33], отмечая сходство «Николы» с некоторыми фресками церкви Спаса на Нередице 1199 г.

Действительно, остротой рисунка, подчеркнутым линеаризмом, напряженностью выражения икона из Духова монастыря еще близка к новгородским произведениям, продолжающим «комниновскую» художественную традицию. Однако схематизация формы, упрощение живописной системы, изменение образного содержания заставляют отнести «Николу» к XIII в., ко времени около середины столетия (подробнее см. стр. 24–32). Некоторые особенности, сказавшиеся в «Николе», намечаются в иных русских произведениях:

Но сравнение с этими памятниками показывает, что «Никола» относится к более поздней стадии художественного развития и очевидно отделен от названных произведений известным хронологическим интервалом.


[Илл. с. 202] Св. Николай, с житием. Около 1300 г. Икона в Какопетрии на Кипре. [На с. 155 представлена деталь иконы — полуфигура свт. Николая. — прим. ред. сайта]

Атрибуция «Николы» уточняется и проверяется при сопоставлении с иными новгородскими произведениями XIII в. «Богоматерь с младенцем» из собрания Д. С. Большакова (ГРМ)41 — икона значительно более традиционная; она еще прочнее, чем «Никола», с. 155
с. 156
¦
связана с образами Нередицы. Отголоски искусства рубежа XII–XIII в. ощущаются в двусторонней иконе из собрания П. Д. Корина: в облике Богоматери, передаче тонких «струящихся» драпировок. Но не исключено, что эта икона уже близка по времени создания к «Николе», хотя и отражает старую традицию. Стилистические решения, отчасти сходные с издаваемым русским произведением, можно встретить в некоторых художественных течениях византийского мира вплоть до конца XIII в. (ср., например, изображение Николы в житийной иконе около 1300 г. в Какопетрии, илл. стр. 155, 202; подробнее о ней см. в кат. № 13). Принадлежность «Николы» к новгородскому художественному кругу подтверждается как стилистическими признаками, так и происхождением из Духова монастыря в Новгороде.

Выставки.

Литература.

  1.  Макарий, архим. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях, 2. М., 1860, стр. 80.
  2. М. Толстой. Святыни и древности Великого Новгорода. М., 1862, стр. 83–84.
  3.  В. П. Ласковский. Путеводитель по Новгороду. Новгород, 1913, стр. 148.
  4. «Отчет Новгородского Общества любителей древности за 1927 год». Новгород, 1928, стр. 8. [Изложение доклада Н. Г. Порфиридова «Памятники древнерусской живописи, раскрытые в Новгородской реставрационной мастерской за 1926 и 1927 гг.»].
  5. «Denkmäler altrussischer Malerei. Russische Ikonen vom 12.–18. Jahrhundert». Ausstellung. Berlin — Königsberg, 1929, S. 10, 13, № 6.
  6. «Ancient Russian Icons from XII-th to the XIX-th Centuries». London, 1929, № 6, ill.
  7. «Masterpieces of Russian Painting». Ed. M. Farbman. London, 1930, pl. II, p. 22, 109.
  8. Y. Olsufiev. The Development of Russian Icon Painting from the Twelfth to the Nineteenth Century. — «Art Bulletin», XII, № 4. Chicago, 1930, p. 349–350, 353, fig. 1.
  9. Ph. Schweinfurth. Geschichte der russischen Malerei im Mittelalter. Haag, 1930, S. 154.
  10. «Catalogue of Russian Icons, lent by the American Russian Institute. Chicago, December 22 1931 to January 17 1932». Chicago, 1931, p. 4, № 6 and ill.
  11. Ю. А. Олсуфьев. Вопросы форм древнерусской живописи. — «Советский музей», 1935, № 6, стр. 22–24, 26–28, рис. 1; 1936, № 1, стр. 67, 70–72, 74–77, рис. 45; 1936, № 2, стр. 42, 47, 59.
  12. А. И. Некрасов. Древнерусское изобразительное искусство. М., 1937, стр. 73–74.
  13. Ю. Н. Дмитриев. Государственный Русский музей. Древнерусское искусство. Путеводитель. Л.–М., 1940, стр. 13, илл. на стр. 11.
  14. В. Н. Лазарев. Новгородская живопись XII–XIV вв. — «Известия АН СССР. Серия истории и философии», I, № 2. М., 1944, стр. 67, 68.
  15. Его же. Искусство Новгорода. М.–Л., 1947, стр. 45, табл. 29.
  16. Его же. История византийской живописи, I. М., 1947, стр. 143.
  17. J. Myslivec. Ikona. Praha, 1947, ill. 17.
  18. H. Г. Порфиридов. Государственный Русский музей. Древнерусское искусство. Краткий путеводитель. Л., 1947, стр. 15–17.
  19. Его же. Древний Новгород. Очерки из истории русской культуры XI–XV вв. М.–Л., 1947, стр. 270–273.
  20. М. К. Каргер. Живопись. — «История культуры древней Руси. Домонгольский период», II. Общественный строй и духовная культура. М.–Л., 1951, стр. 379–380, рис. 178.
  21. «Государственный Русский музей. Путеводитель», вып. 1. М., 1954, стр. 14, илл. на стр. 144. [Автор раздела «Древнерусское искусство» Н. Г. Порфиридов].
  22. В. Н. Лазарев. Живопись и скульптура Новгорода. — «История русского искусства», II. М., 1954, стр. 126–128, илл. на стр. 128.
  23. В. К. Лаурина. Станковая живопись Новгорода Великого конца XIII — 70-х годов XIV века (канд. дисс.). Л., 1954, стр. 77–81, 92–93, 97– 99, 232, 273–274.
  24. W. Felicetti-Liebenfels. Geschichte der byzantinischen Ikonenmalerei. Olten — Lausanne, 1956, S. 45, Taf. 38 c.
  25.  Н. Г. Порфиридов. О путях развития художественных образов в древнерусском искусстве. — ТОДРЛ, т. XVI. М.–Л., 1960, стр. 41.
  26. K. Swoboda. In den Jahren 1950 bis 1961 erschienene Werke zur byzantinischen und weiteren ostchristlichen Kunst. — «Kunstgeschichtliche Anzeigen». Neue Folge, 5. Graz — Köln, 1961–1962, S. 154.
  27. H. В. Перцев. О некоторых приемах изображения лица в древнерусской станковой живописи XII–XIII вв. — «Сообщения ГРМ», вып. VIII. Л., 1964, стр. 91.
  28. V. Lazarev. Storia della pittura bizantina. Torino, 1967, p. 307.
  29. V. N. Lazarev. Russland. — «Byzanz und die christliche Osten». («Propyläen Kunstgeschichte», Bd. III). Berlin, 1968, S. 289, 309, Taf. 314.
  30. Н. В. Перцев. Икона «Николы» из Любони. — «Сообщения ГРМ», вып. IX. Л., 1968, стр. 88.
  31.  В. Н. Лазарев. Новгородская иконопись. М., 1969, стр. 13–14, табл. 14.
  32. Его же. Ранние новгородские иконы. — В. Н. Лазарев. Русская средневековая живопись. Статьи и исследования. М., 1970, стр. 119, илл. на стр. 122.
  33.  М. В. Алпатов. Древнерусская иконопись. М., 1974, стр. 24, 26, 300, табл. 41.
  34.  «Живопись домонгольской Руси». [Каталог выставки. Автор-составитель О. А. Корина]. М., 1974, стр. 18, № 22.
  35.  «Живопись древнего Новгорода и его земель XII–XVII столетий». Каталог выставки. Государственный Русский музей. Вступ. статья и ред. В. К. Лауриной. Авторы-составители В. К. Лаурина, Г. Д. Петрова, Э. С. Смирнова. Л., 1974, стр. 9, № 6, илл. 4.
  36. V. Lazarev. Regard sur l'art de la Russie prémongole, IV. — «Cahiers de civilisation médiévale», XVII. Poitiers, 1974, p. 107, fig. 11. с. 156
     
    ¦

 Лазарев 2000/1 

  
 с. 166 
¦
13. Николай Чудотворец

Середина XIII века. 67,6×52,5. Русский музей, Ленинград [2778].

Из Духова монастыря в Новгороде, впервые упоминаемого в летописи под 1162 годом. Боковые поля опилены. Сохранность хорошая, кроме отдельных утрат на фоне, одежде и лице. Традиционная датировка иконы XII веком является слишком ранней. Против нее говорят не только стиль, но и палеографические данные.  с. 166 
  
¦



Детали

[A] Лик Николы

[B] Архангел Михаил

[B1] Архангел Михаил

[C] Архангел Гавриил

[D] Афанасий и Анисим

[D1] Мученик Анисим

[E] Апостол Иуда (?) и Екатерина

[E1] Великомученица Екатерина

Литература:

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.

ID: 446