▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск
По темам: Перейти
Филофеевская ставротека
Изображения с более высоким разрешением:

Филофеевская ставротека

Школа или худ. центр: Византия

XII в.

Дерево, серебро; чеканка, литье, золочение.
20.5 × 17 см

Музеи Московского Кремля, Москва, Россия
Инв. МЗ-1141 (ранее: № 1 охр.)

См. в «Галерее»:

Ниже цитируются:
 Банк 1967 

СТАВРОТЕКА, ТАК НАЗЫВАЕМАЯ «ФИЛОФЕЕВСКАЯ». XII в.

Серебро на дереве.

Ставротека (хранилище для креста) прямоугольная, в виде ящичка, со следами утраченной выдвижной крышки и крестообразным углублением, украшенная чеканными серебряными пластинками, укрепленными на деревянной основе. По сторонам от крестовидного углубления внизу — фигуры в рост: слева — св. Косьмы, справа — св. Дамиана. Вверху, в медальонах, погрудные изображения: слева — св. Кира, справа — св. Пантелеймона. Фон украшен орнаментом. По полю, вокруг крышки, греческая надпись. В надписи содержится прославление реликвии и говорится, что «реликварий изготовил с любовью Иоанн». На боковых стенках растительный орнамент из вертикально расположенных пальметок в замкнутых кругах. Вверху петля. На полях части застежек.

ОП. Инв. № 1. Выc. 20,5 см, шир. 17 см.

По преданию, приписывается патриарху Филофею и якобы была привезена митрополитом Алексием (как дар?) в 1354 г. из Константинополя.

Сохранность: Утрачена выдвижная крышка.

Аналогии: См.: Банк. Византийские серебряные изделия, стр. 234–242.

 Стерлигова 2000/2 

Филофеевская ставротека

Византия, Константинополь, XII в.

Дерево, серебро; чеканка, литье, золочение.

20,5×17,0

Надписи. На полях чеканная стихотворная (двенадцатисложная или додекасиллабическая) надпись из четырех строф, начало которых отмечено четырьмя точками: :: ΖΩΗΦΌΡΟΝ ΠΕΦΥΚΕ ΤΟΥ ΣΤΑΥΡΟΥ :: ΞΥΛΟΝ ΕΝ ΩΠΕΡ ΑΥΤῸΣ ΠΡΌΣΠΑΓΕῚΣ ΧΡΙΣΤῸΣ :: ΘΕΛΩΝ ΑΠΑΣΙΝ ΕΒΡΆΒΕΥΣΕ ΤῊΝ ΣΩΤΗΡΙΑΝ :: ΘΗΚΗΝ ΙΩΑΝΝΗΣ ΔΕ ΤΕΎΧΕΙ ΝΎΝ ΠΟΘΩ («Се есть Животворящее древо креста, на коем сам Христос волею распят, подавая всем спасение. Реликварий изготовил с любовью Иоанн»). У изображений святых: Α ΚΥΡΟΣ; Α ΠΑΝΤΕΛ; Α ΚΟΣΜΑΣ; Α ΔΑΜΗΑΝΟΣ («Кир, Пантелеймон, Косма, Дамиан»).

Сохранность. Утрачены серебряная выдвижная крышка и оклад оборотной стороны.

Происхождение. Ставротека как «крест честный животворящий Патриаршь Филофеевский» впервые упоминается во второй (1423) и третьей (1424) духовных грамотах великого князя Василия Димитриевича и на протяжении XV–XVI вв. является в московском великокняжеском доме отцовским благословением старшему сыну, наследовавшему престол. В духовной грамоте великого князя Василия Васильевича (1462) фигурирует как «икона Филофеевская», что вполне правомерно по отношению к крупному чеканному изображению Распятия с предстоящими (традиционному для подобных ставротек), располагавшемуся на существовавшей тогда крышке. Со временем память о связи ставротеки с патриархом Филофеем в документах утрачивается, тогда как ее константинопольское происхождение, напротив, актуализируется. В духовной великого князя Иоанна Васильевича (1504) она названа «крестъ животворящее древо въ раце Цареградцкой», в духовной царя Иоанна Васильевича (1572–1578) — «крестъ животворящее древо большей Цареградской». В XVII в. ставротека хранилась в царской Образной палате среди так называемых молебных крестов, откуда впоследствии поступила в музейное собрание Оружейной палаты. Бытовавшее в XV в. название позволило А. Ф. Вельтману предположить, что в 1354 г. она была привезена великому князю Ивану Ивановичу из Константинополя митрополитом Алексеем как благословение патриарха Филофея. В этом случае остается неясным, почему же столь высокочтимая святыня не упомянута в духовной грамоте Ивана Ивановича (1356). По всей видимости, ставротека была привезена в Москву позднее, ведь Филофей занимал патриарший стол дважды: в 1353–1354 гг. и в 1364–1376 гг. Во время второго патриаршества он трижды присылал в Москву свои посольства, в 1376 г. послы Филофея привозят его благословения, среди которых частица животворящего древа и мощи святых, Сергию Радонежскому1. Тогда же московскому великому князю могла быть привезена и ставротека. Возможно, что присылка патриархом столь чтимый святыни в древнем драгоценном ковчеге была связана с желанием смягчить конфликтную ситуацию, сложившуюся после поставления им в 1375 г. на митрополию всея Руси по требованию литовского великого князя Ольгерда Киприана, что грубо нарушало права пребывавшего в Москве митрополита всея Руси Алексея. Однако ставротека не фигурирует и в духовной сына Ивана Ивановича Димитрия Ивановича Донского (1389), поэтому нельзя исключить того, что она попала к великим князьям московским еще позднее, уже после смерти Димитрия Ивановича, например, через митрополита Киприана, в 1390 г. вернувшегося из Киева в Москву и привезшего с собою различные святыни (см. текст вступительной статьи к разделу).

1 Кучкин В. А. Сергий Радонежский и Филофеевский крест // Древнерусское искусство: Сергий Радонежский и художественная культура Москвы XIV–XV вв. СПб., 1998. С. 16–22.

Музей «Московский Кремль», инв. МЗ-1141.

Ставротека в виде плоского обложенного золоченым серебром деревянного ящичка, на дне которого в специальном углублении находится деревянный шестиконечный крест, обложенный с боковых сторон серебром. В дереве креста в свою очередь сделаны углубления для частиц Истинного креста. По сторонам креста чеканные рельефные изображения святых целителей Кира и Пантелеймона (погрудные, в медальонах) и стоящих Космы и Дамиана, фон покрыт чеканным асимметричным узором крупных завитков. На узких полях ставротеки крупная чеканная надпись и два серебряных замочка, фиксировавших утраченную выдвижную крышку. На торцовых сторонах ставротеки —чеканный орнамент вьющейся лозы с крупными пятилепестковыми цветами внутри кольцеобразных завитков. Наверху — литое кольцо звездчатой формы для подвешивания. Устройство ставротеки характерно для средневизантийского периода; на ее крышке несомненно было традиционное изображение Распятия, а на обороте — процветшего креста. Иконографической особенностью является лишь замена обычных фигур святых Константина и Елены у Истинного креста изображениями святых врачей, мощи которых также могли содержаться в ставротеке2, что подчеркивало целительную силу реликвария.

2 См.: Frolov A. Les Reliquaries de la Vrai Croix. Paris, 1965. P. 93–102.

Значение Филофеевской ставротеки для истории культа новозаветных святынь в Древней Руси чрезвычайно велико: в XV–XVI вв. именно эта частица Истинного креста Господня в царьградском ковчеге являлась основной родовой святыней московских князей и царей, свидетельствовала о преемственности их поклонения Страстям Господним от византийских властителей и являлась символом божественного освящения государственной власти.

Датировка и атрибуция ставротеки как памятника византийского среброделия обоснованы А. В. Банк.

Литература:

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.

ID: 2581