▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск
По темам: Перейти
Другие языки
Илья Пророк
Изображения с более высоким разрешением:

Илья Пророк

XV в.

45 × 35 см

Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Инв. 17298

Из Покровской церкви в с. Ракулы, на Северной Двине (Архангельская область).

См. в «Галерее»:

Ниже цитируются:
 Антонова, Мнева 1963 

  
 с. 100 
¦
36. Илья пророк.

Конец XIV — начало XV века. Новгородская школа.

Фигура поясная, в фас. Вохрение по коричневому санкирю крупными мазками более светлой охры. Хитон желтый с темно-красными описями складок. Мантия коричневато-вишневая, по краям ее виден зеленый мех. Повязка на шее белая с черными полосками. Фон красный. Поля желтые с красной опушью. Надписи белые.

Доска сосновая, с ковчегом, без шпонок. Левкас, яичная темпера. 45×35.

Из церкви Покрова села Ракулы, Архангельской области.

Раскрыта в ЦГРМ в 1920 году.

Поступила из ЦГРМ в 1934 году. [17298]  с. 100 
  
¦

 Смирнова 1976 

 
с. 261
¦
39. Илья Пророк
(илл. стр. 375)

ГТГ, инв. 17298.
XV в.
45 × 35.

Происхождение. Из Покровской церкви в с. Ракулы, на Северной Двине (Архангельская область). Вывезена экспедицией Наркомпроса под руководством И. Э. Грабаря в 1920 г.1 Находилась в ЦГРМ, откуда поступила в ГТГ в 1934 г.

1 ГТГ, Отдел рукописей, ф. 67, д. 576; ср. кат. № 4.

Раскрыта в ЦГРМ по постановлению Комиссии по раскрытию древней живописи Отдела по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Наркомпроса, в 1920 г., Г. О. Чириковым (пробная расчистка) и В. К. Тарыгиным2.

2 ГТГ, Отдел рукописей, ф. 67, д. 72.

Доска сосновая цельная, без шпонок. Ковчег. Паволока не видна.

Сохранность. В нижней части изображения и на полях — тонированные вставки нового грунта. Многочисленные мелкие тонировки, особенно на фоне. Кажется, на нимбе сохранились остатки серебра (от так называемого «двойника» поновления?).

Описание.

Изображение по пояс, фронтальное, на киноварном, чуть рыжеватого оттенка фоне. Правой рукой Илья благословляет, в левой держит свернутый свиток. Хитон желтый с темно-красными описями складок (видны также тонкие зеленые контуры рисунка) и белыми бликами. Милоть лиловая, с высветлениями того же тона, но разбеленными; по краям милоти изображена выбивающаяся подкладка в виде зеленого меха. На шее Ильи белый плат с черными полосками.

Лик исполнен светло-розовой охрой по светло-коричневому санкирю, с легкими белильными «движками». Пряди волос переданы розовыми, белыми и серыми мазками по светло-коричневой основе.

Нимб белый, со следами золота. Поля желтые (в два тона), опушь киноварная. По лузге белильная рамка. Надпись на фоне белилами:

с. 261
с. 262
¦
Иконография.

Вопрос о значении культа Ильи Пророка и о типах его изображений в русской и, в частности, новгородской живописи исследован недостаточно. В искусстве византийского круга изображение Ильи часто должно было подчеркнуть идею преемственности Ветхого и Нового заветов (особенно в сцене «Вознесения Ильи» — так называемого «Огненного восхождения Ильи на небо», а также при включении Ильи — единственного из ветхозаветных персонажей — в ряд фигур апостолов и святых)3. Пророки Илья и Моисей особо чтились на Синае, с которым библейские книги связывают многие события их «житий»4. В псковской иконе XIII в. «Илья в пустыне» (ГТГ)5 в житийных клеймах выделяются чудеса, совершенные Ильей, а во фресках 1252 г. в Мораче (Югославия) акцентируются аллегорические мотивы теофании6.

3 Об иконографических типах изображения пророка Ильи в искусстве византийского круга и об аспектах его культа см.

  • H. Leclercq. Élie, Élisée. — «Dictionnaire d’archéologie chrétienne et de liturgie». Publié par F. Cabrol et H. Leclercq, т. IV, p. 2. Paris, 1921, col. 2670–2674;
  • K. Wessel. Elias. — K. Wessel, M. Restle. Reallexikon zur byzantinischen Kunst, Bd. II, Lief. 9. Stuttgart, 1967, Sp. 90–93 (библ.).

4 К. Weitzmann. An Encaustic Icon with the Prophet Elijah at Mount Sinaï. — «Mélanges offerts à Kazimierz Michałowski». Warszawa, 1966, p. 713–723.

5 В. И. Антонова, H. E. Мнева [6], № 140, илл. 91.

6 П. Mujoвић. Теофаниjа у сликарству Мораче. — «Зборник Светозара Радоjчића». Београд, 1969, стр. 179–196.

Сложение местного культа Ильи в Новгороде восходит к XI–XII вв. (церковь Ильи на Славне7, Ильина улица, изображение «Ильи в пустыне» в аркосолии центральной абсиды росписи 1199 г. церкви Спаса на Нередице8). На Руси, особенно в Новгороде, Илья Пророк почитался прежде всего как «громовержец», дающий дождь или солнечную погодe9. Аграрно-хозяйственный оттенок культа был наиболее заметен в северных провинциях10. Однако не исключено, что культ Ильи в Новгороде и на Руси имел и иные богословско-догматические аспекты (ср. текст Похвального слова11).

7 Упоминается впервые под 1105 г. См. «Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов». Под ред. А. Н. Насонова. М.–Л., 1950, стр. 19.

8 В. Н. Лазарев. Древнерусские мозаики и фрески XI–XV вв. М., 1973, табл. 254.

9 В. Н. Лазарев [2], стр. 106, 109.

10 Э. С. Смирнова [7], стр. 39–40.

11 «Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете», 1889, кн. III, № XX, стр. 54–61.

Среди сохранившихся икон новгородского круга изображения «Ильи в пустыне» и «Огненного восхождения Ильи на небо» встречаются лишь в искусстве зрелого XV и особенно XVI вв., однако они существовали, очевидно, и в более раннюю эпоху12. От времени XIII–XIV вв. изображения Ильи остались в составе «избранных святых» (см. кат. № 3, 28; ср. также его фигуры на архаических иконостасных тяблах Севера: одно из них — из погоста Вазенцы на Онеге (Гос. Эрмитаж)13, другое — резное тябло ГИМ14).

12 Ср. фреску Нередицы (см. прим. 8), а также многочисленные мелкие образки «Илья в пустыне», которые, судя по стилю, восходят к XIII в.

14 В. Н. Лазарев [2], табл. 37а.

В кругу новгородских и провинциально-новгородских памятников XV в. имеется несколько совершенно идентичных по своей иконографии: благословляющий Илья изображен по пояс, в подбитой мехом милоти, левой рукой он держит свернутый свиток. Наиболее ранняя (судя по стилю) икона — издаваемый памятник ГТГ из с. Ракулы; несколько более поздние —

Для среднерусской живописи, как и для византийского искусства, такой иконографический извод нетипичен.

15 В. И. Антонова, Н. Е. Мнева [6], № 42, илл. 53.

16 Э. С. Смирнова. Живопись древней Руси. Л., 1970, табл. 6.

17 «Древнерусская живопись. Новые открытия». (Из частных собраний). Каталог выставки. М., 1975, № 7.

18 Н. Kjellin. Ryska ikoner i svensk och norsk ägo, Stockholm, 1956, ill. XXXVI.

Датировка и атрибуция.

В первое время после раскрытия икону рассматривали как памятник XIV в. (каталог III реставрационной выставки [1]). В. Н. Лазарев [2, 3] отнес ее к рубежу XIV–XV вв.; это определение было повторено другими авторами: В. К. Лауриной [4], А. Н. Свириным [5], Н. Е. Мневой [6]. В каталоге выставки «Живопись древнего Новгорода и его земель» [9] выдвигается датировка началом XV в. Судя по стилю иконы, ее можно более уверенно связать с искусством развитого XV в. Мы знаем, что уже в XIII–XIV вв. в Новгороде изготовлялись рукописи специально для храмов Двинской земли. От XIV в. известна книга, переписанная для с. Ракулы: «...Написаны быша книгы сия, нареченый охтаик, в манастыре святей Троици на Видогоще к святому Въскресенью за Волок, в Ракулу на Двине...» («Октоих», ГПБ, Соф. 124)19. О связях Новгорода с Двинской землей см. также кат. № 4 и стр. 88.

19 Э. С. Смирнова [7], стр. 35–36.

Выставки.

Литература.

  1. «III Реставрационная выставка Центральных Государственных реставрационных мастерских. Апрель — май 1927». М., 1927, стр. 17 (№ 16).
  2. В. Н. Лазарев. Искусство Новгорода. М.–Л., 1947, стр. 94.
  3. В. Н. Лазарев. Живопись и скульптура Новгорода. — «История русского искусства», II. М., 1954, стр. 220.
  4. В. К. Лаурина. Станковая живопись Новгорода Великого конца XIII — 70-х годов XIV века (канд. дисс.). Л., 1954, стр. 167, 170, 223 (прим. 29), 232.
  5. «Древнерусская живопись в собрании Государственной Третьяковской галереи». [Альбом]. Автор А. Н. Свирин. М., 1958, табл. 26.
  6. В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог древнерусской живописи [ГТГ], I. М., 1963, № 36, илл. 54 (в подписи под илл. — опечатка).
  7.  Э. С. Смирнова. Живопись Обонежья XIV–XVI веков. М., 1967, стр. 36–37.
  8. Культура древней Руси. [Каталог выставки]. М., 1969.
  9.  «Живопись древнего Новгорода и его земель XII–XVII столетий». Каталог выставки. Государственный Русский музей. Вступ. статья и ред. В. К. Лауриной. Авторы-составители В. К. Лаурина, Г. Д. Петрова, Э. С. Смирнова. Л., 1974, стр. 14, № 34. с. 262
     
    ¦

 Новгородская икона 1983 

47,7×35,2×2,7.
Доска сосновая цельная, без шпонок.

Утрачен верхний красочный слой в нижней части изображения и на полях. Вставки поздней живописи: на верхнем и левом полях, на гиматии Ильи. Золото нимба — более позднее. На фоне многочисленные тонировки. Складки хитона и зрачки глаз прописаны при реставрации.

Литература:

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.

ID: 2579