▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Гнутова С. В.

Проблемы современной ставрографии

[Предисловие к третьей книге «Ставрографического сборника»]

# Статья опубликована: Ставрографический сборник. Книга III: Крест как личная святыня. Сб. статей / Сост., науч. ред. и вступит. ст. С. В. Гнутовой. М.: Изд-во Московской Патриархии; Изд-во «Древлехранилище», 2005. С. V–XVI.

© Издательство Московской Патриархии, 2005
© Гнутова С. В., составление сборника, 2005
© Коллектив авторов, 2005
© Издательство «Древлехранилище», оформление сборника, 2005

Материал предоставлен российским Ставрографическим центром.

Об авторе: Гнутова Светлана Витальевна — кандидат искусствоведения, зав. сектором декоративно-прикладного искусства Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева

Непобедимая, непостижимая,
Божественная сила
Честного и Животворящего Креста,
Не остави нас грешных!

Св. праведный Иоанн Кронштадский


      Третий Ставрографический сборник продолжает серию изданий, посвященных исследованию крестов в России.

      Как и предыдущие Ставрографические сборники, третья книга состоит из нескольких частей: раздел 1 — Наследие отечественной ставрографии; раздел 2 — Современные исследования; раздел 3 — Каталоги музейных собраний и др.

      В первом разделе помещен труд святого праведного Иоанна Кронштадтского «О кресте Христовом (против раскольников)», впервые изданный в Санкт-Петербурге в типографии Е. Евдокимова в 1896 году с подзаголовком «Сочинение настоятеля Кронштадтского Андреевского собора протоиерея Иоанна Ильича Сергиева» (2-е издание вышло в Москве в 1898 г.).

      На самом деле этот труд был написан Иоанном Кронштадтским на сорок лет раньше, в 1855 году — в год окончания им Санкт-Петербургской Духовной академии со степенью кандидата богословия. Эту степень о. Иоанн получил за сочинение с точным названием «О кресте Христовом в обличение мнимых старообрядцев». Таким образом, о. Иоанн Кронштадтский написал это произведение, будучи еще совсем молодым — в двадцать пять лет.

      Годы его учебы в Санкт-Петербургской Духовной академии совпали с эпохой царствования Николая I. В это время старообрядцы особо подвергались репрессивным мерам со стороны светских властей. В 1855 году старообрядцам было запрещено записываться в купеческое сословие, а в 1856 году правительство запечатало алтари летнего и зимнего храмов Рогожского кладбища в Москве1. В середине XIX века особенно обострилась полемика старообрядцев с официальной Церковью по вопросам вероисповедания. Одним из основных камней преткновения был вопрос об «истинной форме Креста Христова». Спор, затрагивающий эту проблему, длится уже более трех столетий со времени церковных реформ патриарха Никона. В результате появились серьезные произведения, в которых со всей научной тщательностью исследовался этот вопрос. Назовем лишь самые известные и яркие из них.

1 Вургафт С. Г., Ушаков Н. А. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря. М., 1996. С. 240–241. В 2005 году исполняется сто лет со дня распечатывания алтарей храмов Рогожского кладбища после императорского указа от 17 апреля 1905 года «Об укреплении веротерпимости».

      Одним из наиболее ранних произведений, касающихся этого сложного вопроса, является книга «Увет духовный», изданная в 1682 году. Авторство этого сочинения долгое время приписывалось патриарху Иоакиму, в действительности же написал ее архиепископ Холмогорский Афанасий (Любимов). В книге приведены рисунки древних четырехконечных крестов в доказательство изначальности таковой формы по отношению к крестам восьмиконечным2.

2 Ко второй половине XVIII столетия относятся и такие произведения, как «Пращица» и «Скрижаль», в которых вопросы о крестном знамении и форме креста рассмотрены весьма подробно.

      Далее, в 1723 году появляются «Поморские ответы» (в подлиннике — «Ответы пустынножителей на вопросы иеромонаха Неофита»). Авторами «Ответов» были выговские иноки во главе с Андреем Денисовым. Множество людей занималось сбором для этой рукописи документальных свидетельств и материалов для ответа на 106 вопросов, представленных официальной Церковью. Ответы эти были отосланы иеромонахом Неофитом в Синод и затем разошлись по всей России в большом количестве списков. Напечатать же их удалось лишь в начале XX века3.

3 Последнее издание «Поморских ответов» было осуществлено в 1995 году в Москве репринтом совместно старообрядцами федосеевского и белокриницкого согласий.

      В «Поморских ответах» теме Креста и крестного знамения отведено одно из главных мест. Старообрядцами упоминаются древнейшие русские кресты, среди которых крест преподобного Авраамия Ростовского, Корсунский крест Успенского собора Кремля и другие.

      В 1745 году появилось сочинение святителя Димитрия, митрополита Ростовского «Розыск о Брынской вере», в котором отдельная часть посвящена Кресту Христову и полемике со старообрядцами о его форме.

      Нет сомнений, что все вышеперечисленные произведения, равно как и другие, неупомянутые, были известны о. Иоанну Сергиеву. В годы его учебы в Санкт-Петербургской Духовной академии (1850–1855) полемика официальной Церкви со старообрядцами достигла апогея, и, видимо, тема кандидатской работы была дана о. Иоанну его учителями, среди которых был и сам ректор академии, будущий митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков).

      Вот что говорил о. Иоанн Кронштадтский при посещении Московской Духовной академии в 1895 году о своих наставниках: «Я хорошо знаю, какое большое значение имеет академическое образование для служителей Церкви. С всегдашней признательностью чту имена своих наставников: Преосвященных Макария (Булгакова. — С. Г.), Никанора и Иоанна, профессора Лучинского, Карпова, Фишера и других... Академия весьма много дала мне и для умственной и для религиозной жизни. Могу даже сказать: именно академии я обязан тем, что стал теперь тем, что я есть»4.

4 Соколов В. А. Посещение Московской Духовной академии отцом Иоанном Кронштадтским // Богословский вестник. Сергиев Посад, 1895. Февраль. С. 288.

      Почему же мы решили в Сборнике поместить именно эту работу о. Иоанна Кронштадтского в разделе «Наследие отечественной ставрографии»? Потому что сочинение о. Иоанна «О кресте Христовом» до сих пор не утратило своей актуальности, и вопросы, которые в нем содержатся, так же важны сегодня, как и более ста пятидесяти лет назад.

      Во вступлении св. Иоанн Кронштадтский сам четко обозначает жанр своей работы. Это археологическое исследование о кресте Христовом с целью доказательства истинности четвероконечной его формы. Это серьезная научная и в то же время вдохновенная работа, опирающаяся на древние источники; в ней обстоятельно разбираются спорные вопросы о первоначальной, истинной форме креста, привлекаются в доказательство примеры из разных областей искусства, начиная от начертаний знака креста в римских катакомбах и кончая исследованием русских письменных и печатных свидетельств.

      Надеемся, что эта работа действительно привлечет читателей и послужит образцом всестороннего исследования для ставрографов и богословов.

      Второй раздел «Современные исследования» начинается блоком статей археологов, посвященных атрибуции древних нательных крестов и нагрудных реликвариев (крестов-энколпионов).

      Статья академика РАН В. И. Молодина касается истории крестов-тельников Западной Европы от X до XVII веков — темы, абсолютно не освещенной русскими исследователями, тогда как на Западе этому вопросу посвящены многочисленные статьи и монографии историков и археологов. Этот значительный пласт произведений дает хорошую почву для сопоставлений русских памятников с западно-европейскими, выявляет параллели в их развитии и отличия.

      Статья А. А. Песковой продолжает и дополняет огромный труд, посвященный древнерусским энколпионам X–XIII веков5.

5 Корзухина Г. Ф., Пескова А. А. Древнерусские энколпионы. Кресты-реликварии XI–XIII веков. СПб., 2003.

      Эта работа, в первую очередь атрибуционного характера, позволяет по-новому взглянуть на русские кресты-реликварии, поставив их в широкий историко-культурный контекст.

      Далее в Сборнике впервые публикуется в переводе на русский язык статья нашей болгарской коллеги — археолога Людмилы Дончевой-Петковой, посвященная находке в 1973 году в Плиске, древней столице Болгарии, редчайшего византийского золотого креста-энколпиона рубежа IX–X веков6. Людмила Дончева-Петкова многие годы занималась исследованием крестов-энколпионов, найденных на территории Болгарии7.

6 Ljudmila Donceva-Petkova. Croix d'or — reliquaire de Pliska // Culture et art en Bulgarie medievale (VIII–XIV s.). Bulletin de 1'institut d'archeoligie, XXXV. Academie Bulgare des sciences. Sofia, 1979. P. 74–91.
7 Дончева-Петкова Л. Бронзов кръст от Враца // Археология. XVIII. Кн. 2. София, 1975; оиа же. Кръстове-енколпиони от Варненския музей // Известия на народния музей. Варна, XIX (XXXIV). 1983; она же. Древноруски кръстове-енколпиони от България // Археология. XXVII, I. София, 1985; она же. Проблеми при производството на кръстове-енколпиони (материали, технологии, ателиеста) // Археология. XXXIV. Кн.  4. София, 1992 и др.

      В публикуемой нами в Ставрографическом сборнике статье приведено множество иконографических аналогий композициям, расположенным на реликварии из Плиски. Однако Л. Дончева-Петкова не упоминает, к сожалению, два креста-энколпиона константинопольской работы IX–X веков, находящихся в Музее монастыря св. Екатерины на Синае8 и в Пизе (Vicopisano)9.

8 Sinai. Treasures of the monastery of saint Catherine. Athens, 1990. P. 281. Il. 3–4. Бронзовый крест-реликварий (h = 13 см) со сценами Христологического цикла, инкрустирован оловом и серебром. X век.
9 Mandylion. Intorno al «Sacro Volto» da Bysanzio a Genova. Milano, 2004. P. 242–245. Крест-реликварий (10,9x6,5 см), серебряный, инкрустирован оловом и золотом. Первая половина IX века. Константинополь. Находится в церкви свв. Марии и Иоанна в Vicopisano (Пиза).

      Вероятно, в 1970-е годы они еще не были опубликованы и введены в научный оборот. В настоящее время, сравнивая эти три реликвария, можно предположить, что все эти памятники были изготовлены в одной ювелирной мастерской Константинополя.

      По всей видимости, подобные кресты-реликварии расходились по христианскому миру в качестве паломнических реликвий для хранения святынь. Самый миниатюрный из известных нам подобных крестов это крест из Плиски (4,2x3,2 см), в отличие от двух более крупных крестов (10,9x6,5 см — из Пизы; 12,7x7,7 см — из монастыря св. Екатерины на Синае).

      Такая разномасштабность этих произведений с одинаковой иконографической программой свидетельствует о серийности византийских энколпионов. Они имеют одни и те же морфологические характеристики, несмотря на разницу в размерах и материале (золотой крест из Плиски, серебряный с чернью — с Синая и серебряный с чернью и инкрустацией золотом — из Пизы).

      Далее археологический блок Ставрографического сборника продолжают статьи, содержащие материалы о раскопках уже XXI века. Это находки древних крестов-тельников и энколпионов в Твери (В. В. Солдатенкова и Н. Е. Персов), в Москве (А. Г. Векслер и В. А. Беркович) и в Подмосковье (А. В. Алексеев).

      Удивительно, что нательные меднолитые кресты XV–XVI веков, найденные в центре Москвы, ведут свое происхождение из тверских земель и служат, в первую очередь, историческим источником региональных связей в средневековой Руси.

      Особый интерес представляет уникальный клад русской металлопластики из окрестностей поселка Голицыно, обнаруженный в мае 2004 года. В нем представлены различные типы наперсных крестов XIV–XVI веков, в основном московского происхождения. Поскольку клад был открыт совсем недавно, мы сочли возможным и необходимым поместить в Сборнике краткое сообщение о нем археолога А. В. Алексеева. В дальнейшем эти редкие произведения будут всесторонне исследованы с точки зрения иконографии, центров изготовления и др.

      Статья А. В. Рындиной во втором разделе Сборника посвящена редчайшему произведению русских мастеров-ювелиров — кресту рода бояр Нащокиных.

      Впервые этот крест стал доступен научной среде в конце 1990-х годов. Его принесли в отдел реставрации металла ГосНИИР, и М. С. Шемаханская совместно с А. В. Рындиной сделали его первоначальную экспертизу. Затем этот крест на некоторое время исчез из поля зрения исследователей, так что пришлось опубликовать его черно-белую фотографию и первоначальные сведения о нем в журнале «Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования» за сентябрь 2003 года в рубрике «Пропавшие реликвии». Вновь он был обретен в апреле 2004 года и вложен в Спасо-Преображенский Валаамский монастырь. Торжественная передача этого уникального креста-мощевика состоялась в Москве на Валаамском подворье10. Тогда же я обратилась к А. В. Рындиной с просьбой подробно исследовать этот памятник, поставив его в контекст средневековой церковной культуры. С этими материалами, дополненными технологической и палеографической экспертизами, впервые в полном объеме можно ознакомиться в настоящем Ставрографическом сборнике.

10 Гнутова С. В. Крест в России. М., 2004. С. 198–199. Ил. 210 а/б.

      Далее в Сборнике расположены статьи атрибуционного характера, вводящие впервые в научный оборот редкие памятники русской культуры новгородские кресты-мощевики XVI–XVII веков (И. А. Стерлигова) и подпрестольные кресты Иргизских монастырей (Н. И. Сулейманова).

      Серию неизвестных ранее материалов из истории древнерусской эпиграфики и ставрографии продолжает А. Г. Авдеев.

      В третьем Ставрографическом сборнике помещен целый блок статей, посвященных памятникам эпохи патриарха Никона. Особенно хочется отметить, что все новейшие исследования, публикуемые впервые именно в этом Сборнике, выходят в 2005 году, когда исполняется четыреста лет со дня рождения патриарха Никона.

      Не случайно, что в Сборнике подобраны материалы, посвященные деяниям патриарха Никона по устроению монастырей и воздвижению крестов в России. Три монастыря XVII века, связанные с именем патриарха Никона, — Иверский Валдайский, Крестный на Кий-острове и Воскресенский Новый Иерусалим, привлекают особое внимание исследователей своим неординарным замыслом перенесения святынь Востока и созданием нового сакрального пространства на территории Русской земли11.

11 Гнутова С. В., Щедрина К. А. Крестный монастырь, Кийский Крест и преображение сакрального пространства в эпоху патриарха Никона // Иеротопия. Исследование сакральных пространств. Материалы международного симпозиума / Ред.-сост. А. М. Лидов. М., 2004. С. 163–168.

      Грамоте патриарха Никона о Крестном монастыре посвящено всестороннее исследование С. К. Севастьяновой. Строительство Крестного монастыря стало звеном в единой цепи замысла патриарха Никона по созданию образа Царства Небесного на Руси.

      Статья С. Л. Яворской касается вопросов грандиозной иконографической программы «Шумаевского креста», поиска настоящих заказчиков этого креста, коими, по мнению автора, являлись царь Алексей Михайлович и патриарх Никон.

      Но все же основной темой третьего Ставрографического сборника являются материалы, связанные с введением в научный оборот огромного пласта наперсных крестов-мощевиков, будь то древнерусские энколпионы либо драгоценные кресты-реликварии, находившиеся многие десятилетия XX века под спудом в фондах музеев России за запретом и невостребованностью темы.

      Следующий, третий раздел Ставрографического сборника, содержит каталоги коллекций крестов-реликвариев из фондов драгоценных металлов Государственного Исторического музея и Музеев Московского Кремля, а также из запасников Псковского, Муромского и Сольвычегодского музеев. Большинство крестов, собранных в каталогах, публикуются впервые. Они имеют исключительный исторический и художественный интерес для исследователей русской культуры.

      Интереснейший материал, почти не использовавшийся ранее при изучении эволюции культа святых мощей, составляют надписи на оборотной стороне русских реликварных наперсных крестов. Начиная с 1560-х годов они нередко содержат имена русских преподобных, частицы мощей которых вкладывались в эти кресты.

      «Первое, что требовалось для новорожденного младенца, кроме очистительной молитвы и наречения имени, это — благословение его крестом от родителей и от других ближайших членов царской семьи. Обыкновенно каждый из них приносил новорожденному в благословение золотой крест, более или менее богато украшенный драгоценными каменьями и жемчугом и, главное, неотменно со св. мощами и различными святыми достопамятностями от святых мест», — писал И. Е. Забелин12.

12 Забелин И. Е. Домашний быт русских царей в XVI–XVII вв. Ч. 2. М., 2000. С. 16–20.

      Вера в спасительную силу святых мощей привела к появлению и широкому распространению на Руси различного рода мощевиков, среди которых преобладали двустворчатые кресты-энколпионы, носимые на груди под одеждой или поверх нее как «ясные показатели христианского крещения». В Древней Руси на каждого новокрещеного возлагался крест, чего, как правило, не было в традиции даже у греков13.

13 Покровский Н. В. Церковно-археологический музей Санкт-Петербургской Духовной академии. СПб., 1909. С. 20–21.

      Одним из ранних свидетельств ношения крестов-складней поверх рубахи является скульптурный портрет мастера Авраама с Корсунских (Сигтунских) врат, находящихся в Софийском соборе Новгорода Великого. Судя по количеству дошедших до наших дней крестов-энколпионов и их разнообразию, очевидно, что этот тип мощевиков являлся наиболее устойчивым на протяжении столетий и подобным крестам-реликвариям придавалось совершенно особое значение. Драгоценные кресты с мощами издревле входили в состав княжеской «гривной утвари». Вместе с дорогим поясом, шапкой и бармами молодой князь получал в наследство от отца нагрудный крест на дорогой цепи14.

14 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей. М., 1909. № 4. С. 16; № 8. С. 25; № 12. С. 36.

      Особенно чтились кресты, полученные в знак родительского благословения и передававшиеся в роду от отца сыну. Так, киевский князь Ростислав после внезапной смерти своего отца в 1154 году все его имение, золото и серебро роздал по церквам и монастырям, не оставив себе ничего, кроме отцовского креста, который он «взял на благословение собе»15. Крестами митрополита «Петра чюдотворца» и «Паисеинским» благословлял сыновей Ивана и Юрия умирающий князь Василий III16. При описании имущества царя Ивана IV Грозного упоминаются «государевы кресты и иконы, которые государь носит на себе».

15 ПСРЛ (Полное собрание русских летописей). Т. II. Ипатьевская летопись. Стб. 472–473.
16 ПСРЛ. Т. VI. Софийская вторая летопись. С. 272–273.

      Древними крестами, особенно мощевиками, дорожили — их заключали в драгоценные ковчеги, ювелирные оправы с камнями, перезолачивали и чинили. Кресты-мощевики помещали в особые мешочки. Об этом свидетельствуют находки археологов. Так, при раскопках Мстиславского детинца на территории нынешней Белоруссии в слое XIII века был найден крест-энколпион в шелковом мешочке, сшитом точно по размерам самого креста17. Во время археологических раскопок 1993 года был открыт клад, зарытый не позднее 1238 года, в составе которого были обнаружены два серебряных и позолоченных креста-энколпиона, помещенные в матерчатые мешочки. Один из энколпионов, массивный, размером с ладонь (10,9x7,6 см, без оглавия), был помещен в чехол, сделанный из двух трапециевидных кусков ткани, украшенных тисненными, позолоченными серебряными бляшками, образующими шестиконечный процветший крест на лицевой стороне и Голгофский — на оборотной. В оглавии сохранились остатки гайтана — сложенной вдвое тесьмы. Энколпион был заполнен коричневой массой, вероятно, воскомастикой, имевшей крестовидное углубление с остатками хранившейся реликвии.

17 Алексеев Л. В. Мелкое художественное литье из некоторых западнорусских земель (кресты и иконки Белоруссии) // Советская археология. 1974. № 3. С. 213–214.

      Другой серебряный энколпион меньших размеров (6,9x4 см, без оглавия) находился в мешочке с затяжной горловиной из золототканой тесьмы. Вместе с крестом в мешочек было положено ожерелье из серебряных, позолоченных крестовидных подвесок с криновидными завершениями, полых и ребристых бусин и круглой литой иконки (D = 3,5 см) с изображением архангела Михаила в лоратных одеяниях с лабарумом и сферой18.

18 Жарнов Ю. Э., Жарнова В. И. Произведения прикладного искусства из раскопок во Владимире // Древнерусское искусство. СПб., 1999. С. 458.

      Эта поистине уникальная находка домонгольских крестов-энколпионов свидетельствует об особом почитании святынь на Руси, а также о бережном отношении христиан к крестам-реликвариям, содержащим частицы мощей святых, фрагменты их облачений, вещей и др. Наперсные кресты часто становились пожертвованиями к чудотворным храмовым образам. Множество древних драгоценных крестов-реликвариев дошло до нас в составе прикладов к иконам. Они нередко упоминаются в монастырских описях, где иногда именуются «крест-икона» или просто «икона».

      Кресты-энколпионы крайне редко встречаются в составе кладов и почти не встречаются в древних захоронениях, поскольку подобные святыни передавались в роду по наследству. Об особом отношении к священным предметам свидетельствует недавно найденное захоронение в Радонеже обломков и фрагментов крестов XIV–XVI веков19.

19 Чернов С. З. Погост Афанасия и Кирилла Александрийских в Радонеже (по данным археологических исследований 1997–1998 гг.) // Российская археология. М., 2000. № 1. С. 63–89.

      По благочестивым обычаям, издревле существовавшим на Руси, священные изображения, пришедшие по ветхости в негодность, не уничтожались, а закапывались в землю либо пускались по воде. Этот обряд описал немецкий путешественник Сигизмунд Герберштейн, посетивший Московское государство в 1517 и 1526 годах, процитировав в своем труде «Записки о Московии» древнерусский перевод канонических «Ответов» Киевского митрополита Иоанна II Продрома (1080–1089) черноризцу Иакову: «Старые образа и доски, на которых происходит освящение даров, сжигать нельзя, но надо зарывать их в саду или в каком-нибудь другом честном месте, дабы не подвергать их поношению и бесчестью»20.

20 Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988 (репринтное издание). С. 95.

      Захоронение подобных предметов в садах и на кладбищах символично и имеет глубокую подоснову, так как кладбища ассоциируются в народном сознании с воскресением душ при втором Пришествии Христовом, а цветущие сады олицетворяют райский сад, и где, как не в таком месте, нужно «упокоить» старые ветхие образа и кресты.

      В 1647 году жители вновь основанного города Карпова били челом государю Алексею Михайловичу, что на них напали разные болезни и скорби, от которых многие помирают, «а целебного животворящего креста Господня с мощами святых в Карпове нет, вод смятение бывает крестом Христовым без мощей. Вели государь послать в Карпов для наших скорбей и болезней животворящий крест Господень с мощами святыми на освящение воде и на исцеление нам, чтобы нам от тех полевых болезней и скорбей напрасною смертью не умереть». Крест с мощами был вскоре к ним послан.

      В 1649 году государь послал из Москвы животворящий крест с мощами в Курск, где «многие люди нападными болезнями и страхованиями болезновали и помирали». По мнению русских людей XVII столетия, тот же крест, но без мощей, далеко не имел той силы, как крест с мощами, почему они усиленно и старались иметь у себя такую необходимую для общего благосостояния святыню21. Водосвятные кресты-мощевики всегда использовались в чине водоосвящения, при котором «воде сообщается сила, действующая к исцелению души и тела, к отгнанию навета видимых и невидимых врагов; к освящению храмов и других зданий и к великой пользе для верующих»22.

21 Каптерев Н. Ф. Характер отношений России к православному Востоку в XVI и XVII столетиях. Сергиев Посад, 1914. С. 61.
22 Никольский К. Пособие к изучению устава Богослужения. СПб., 1907. С. 829.

      В публикуемых каталогах коллекций также встречаются водосвятные кресты-мощевики.

      В четвертом разделе «Методология ставрографии» в статье Д. В. Пежемского поднимается вопрос о ставрометрическом исследовании крестов. Автор предлагает универсальную систему измерения всех видов и типов крестов для облегчения задач, стоящих перед хранителями этих памятников. Системный подход к изучению вещей — направление, по мнению исследователя, чрезвычайно перспективное.

      По традиции, пятый раздел Сборника посвящен обзору новых публикаций и содержит рецензии на пятнадцать книг, изданных в 2002–2004 годах, в той или иной степени затрагивающих проблемы ставрографии. Особый интерес представляют междисциплинарные исследования, за которыми — будущее науки.

      В заключение особо хочу отметить статью Ю. А. Федорова, посвященную иконографии и разработке современных моделей нательных крестов.

      Ю. А. Федоров посвятил церковному ювелирному искусству более двадцати пяти лет своей творческой жизни. С 1977 года он стал широко известен как автор нательных и нагрудных крестов, образков, складней и мощевиков. Его книга «Образ Креста» — это серьезное исследование по истории и символике православных крестов, позволившее ему обобщить весь предыдущий опыт и знания о канонах креста и воплотить новые идеи в своих работах. Его вещи — это не копирование давно известных типов крестов, а живое продолжение традиции. При их создании художником ставилась задача понять и передать то глубокое духовное содержание, которое характерно для древних православных святынь, воистину соответствующих святоотеческой формуле — «православие показуется, но не доказуется». Все, что создает Ю. А. Федоров, всегда востребовано. Индивидуальный подход к каждому изделию с сопровождающими его подробными аннотациями о символике и иконографии — это то, что сейчас становится насущно необходимым людям, которые хотят носить не просто красивую вещь, но и знать о ее сакральном смысле.

      Поскольку на большинстве крестов, включенных в статьи и каталоги музейных собраний, присутствуют сведения о мощах или владельческие надписи, было принято решение приводить надписи в упрощенной орфографии, близкой к современной. Не имея возможности ознакомиться с полным объемом приведенных в Сборнике надписей на крестах в их оригинальных версиях, редактор-составитель не может нести ответственности за аутентичность их воспроизведения авторами статей. В связи с этим надписи на крестах даны в том виде, в каком они были представлены в авторских рукописях. Это касается и присланных фотоматериалов. В некоторых случаях возможность пересъемки не слишком удачных кадров отсутствовала по разным причинам, чаще всего в связи с экспонированием крестов в наглухо смонтированных витринах музейных экспозиций (например, Псковского и Муромского музеев). Воспроизведение надписей, унификация терминологии, систематизация каталожных описаний крестов представляются составителю и редакционному совету Сборника важными предметами, требующими серьезной проработки.


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.