▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

* Воспроизводится по публикации в журнале «Древности и старина», № 4. Москва. 2005 г., стр. 42–44 с разрешения главного редактора журнала д.и.н., члена-корреспондента РАЕН Станюковича А. К.

Станюкович А. К.

Крест Прончищевых

        В 1999 г. экспедиция Института археологии РАН, клуба «Приключение» и газеты «Московская правда» провела в поселке Усть-Оленёк (Республика Саха-Якутия) исследование могилы Василия Васильевича и Татьяны Федоровны Прончищевых († 1736), участников Второй Камчатской (Великой Северной) экспедиции капитана-командора Беринга (Старков В. Ф., Черносвитов П. Ю., Епишкин С. М., 2001. с. 280–282). На останках был обнаружен ряд предметов, которые были переданы автору руководителем экспедиции, В. Ф. Старковым, на реставрацию, исследование и атрибуцию. Из них особый интерес представлял нательный крест из медного сплава, обнаруженный на останках Т. Прончищевой. Несмотря на то, что указанному кресту уже был посвящен ряд специальных публикаций (Ёлкина И. И., Насырова Н. Ш., Станюкович А. К., 2001, с. 192–194; Станюкович А. К., Ткаченко В. А., 2001, с. 190–197; Исторические памятники..., 2002, с. 63–66), автор вновь возвращается к данной теме ввиду недавнего обнаружения более или менее точных аналогий этому интересному произведению русской христианской металлопластнки.

Нательный крест Татьяны Прончищевой

        Татьяна Федоровна Прончищева из дворянского рода Кондыревых, родилась в 1713 г. в Алексинском уезде Калужского наместничества, в 1733 г. вышла замуж за представителя дворянского рода Прончищевых, лейтенанта Василия Васильевича Прончищева, уроженца Мытного стана Тарусского уезда того же Калужского наместничества. Вскоре после свадьбы она добровольно уехала с мужем в Сибирь и ушла с ним в плавание на дубель-шлюпе «Якутск», которое закончилось для супругов трагически. 30 августа (ст. ст.) 1736 г. умер В. В. Прончищев, 12 сентября — Т. Ф. Прончищева (Исторические памятники..., с. 43–44). Супруги были похоронены в общей могиле близ зимовья Ленско-Енисейского отряда Второй Камчатской экспедиции на р. Оленек.  

Рис. 1

        Крест, найденный на ее останках в области шейных позвонков, изготовлен из сплава меди желтого цвета (латуни?) методом литья в двухстороннюю глиняную форму, имеет размеры 46x29 мм с оглавием и 39x29 мм без оглавия при толщине около 2 мм (рис. 1).

        Крест относится к сравнительно редкому подтипу широко распространенных простых четырехконечных крестов и отличается от прочих подтипов ветвями, слегка расширяющимися к оконечностям и имеющими ромбовидно-коробчатое сечение. Иконография креста при этом вполне традиционна. На лицевой стороне изображен восьмиконечный Голгофский крест с вертикально стоящими по сторонам его древа копием и тростью. У его подножия — глава Адамова в пещере. На верхней оконечности — монограмма ЦРЬ СВЫ (Царь Славы) в две строки под титлами, на нижней оконечности, под Голгофой, — МЛ РБ (Место Лобное Рай Бысть) в две строки, на боковых оконечностях — монограммы IC и ХС под титлами. Под основной балкой Голгофского креста, по обе стороны его древа — аббревиатура НИ К Т КА (Ника = Победитель, Копие, Трость). Все изображения и монограммы рельефные, рельеф высокий. Периметр лицевой стороны и вся оборотная сторона заполнены строками кондака по псалму 67 в старообрядческой формулировке («Да воскреснет Бог, и разыдутся врази Его...»). Оглавие имеет вид плоского ушка.

        Отливка лицевой стороны высокого качества, выступающие части (Голгофский крест и др.) имеют следы легкой доводки готового изделия напильником. Следов длительного ношения креста не отмечено: литейный шов на боковых гранях сохранил технологические заусенцы, оборотная сторона не потерта, канал в оглавин не имеет характерной проточенности в верхней половине. На факт ношения креста под одеждой в течение какого-то времени может указывать лишь легкая заполированность выступающей части оглавия и верхних частей крайних букв в хризмах на лицевой стороне.

        Согласно классификации Э. П. Винокуровой (1999, с. 333, рис. 7), крест Татьяны Прончищевой близок подтипу 1 типа I нательных крестов 17–19 вв., но отличается от приведенных ею схем небольшим расширением всех ветвей к оконечностям.

Аналогии

        Крест из Калуги. Первый нательный крест, аналогичный кресту Татьяны Прончищевой, был выявлен автором в марте 2001 г. в фондах Калужского областного краеведческого музея (кп 11415/6; ар 220). Размеры креста те же: 46x29 мм с оглавием и 39x29 мм без оглавия при толщине около 2 мм. Он происходит из культурного слоя г. Калуги. В КОКМ крест был передан в 1987 г. заместителем директора по науке городского Музея ремесла, архитектуры и быта В. А. Ткаченко, нашедшим его при наблюдениях за земляными работами на ул. Берендякова. Калужский крест автору удалось сравнить с крестом Прончищевой de vizu. Оказалось, что по размерам, пропорциям и иконографии они практически тождественны. Экземпляр КОКМ имеет лишь немного большую длину оглавия и лучшую проработку рельефа оборотной стороны. Можно уверенно утверждать, что кресты, если не происходят из одной литейной формы, то по крайней мере имеют общий прототип.  

Рис. 2

        Крест из Астафьево. Второй нательный крест, аналогичный кресту Прончищевой и кресту из Калуги (рис. 2), был случайно найден автором в 2002 г. на месте бывшей деревни Астафьево (Александровский район Владимирской области). Его также удалось сравнить с крестом Прончищевой de vizu. Кресты идентичны почти во всем, но астафьевский крест отличается чуть более вытянутыми пропорциями и большими размерами (48x29 мм с оглавием и 41x29 мм без оглавия при толщине 3 мм). Оглавие несколько шире. Судя по этим отличиям, крест изготовлен в иной литейной форме, чем крест Прончищевой, но имеет близкий прототип.

        Деревня Астафьево возникла, по-видимому, во второй половине 17 в. и существовала до 1970-х гг. Крест был обнаружен неподалеку от остатков дворянской усадьбы, принадлежавшей в 18 в. секунд-майору Аниките Павловичу Астафьеву (Бычков Б., 2003, с. 2–5).

        Крест из Астафьево недавно опубликован автором в каталоге произведений русской христианской металлопластики 10–20 вв. из частных собраний (Станюкович А. К., Осипов И. Н., Соловьев Н. М., 2003, № V.7, с. 218).

        Кресты из Никодимова монастыря. Еще два подобных креста были найдены в 2002 г. новозыбковским краеведом Z. на территории Брянского Стародубья. Верхняя ветвь у одного из крестов обломана, но по форме и иконографии сохранившейся части он аналогичен предыдущим. К сожалению, сопоставить этот крест с крестом Т. Ф. Прончищевой de vizu автору не представилось возможным, равно как и узнать его точные размеры. По пропорциям он ближе к кресту из Астафьево. Второй крест также подобен предыдущим, если не считать, что углы на его оконечностях скруглены и ветви расширяются менее заметно. По пропорциям он ближе к кресту Прончищевой и кресту из собрания КОКМ, но отличается от них более широкой горизонтальной балкой.

        Место находки крестов — бывший старообрядческий Никодимов Успенский монастырь (с 1791 г. — Никодимов Свято-Троицко Успенский единоверческий монастырь, упразднен в 1830 г.) — находится в Злынковском районе Брянской области на р. Каменке, притоке р. Ипуть, в округе старинных старообрядческих слобод Клинцы и Злынка (в настоящее время — районные центры). Монастырь был основан в 1773 или 1775 г. известным иноком-старообрядцем Никодимом, уроженцем Калуги, называемым иногда «отцом единоверия». В 1783 г. он, в надежде восстановить трехчинную иерархию в старообрядческой церкви и при поддержке губернатора Малороссии П. А. Румянцева-Задунайского, подал об этом прошение Екатерине II за подписью 1500 жителей старообрядческих слобод. Предлагалось уничтожить церковные проклятия на двоеперстие и древнее чиносодержание, а также даровать старообрядцам епископа. Прошение оказалось у князя Г. А. Потемкина-Таврического, который заинтересовался им и решил использовать проект Никодима в своих планах заселения Новороссии старообрядцами. Осенью 1783 г. состоялась встреча Никодима с Потемкиным, а затем и с Екатериной II. В результате 11 марта 1784 г. последовал указ императрицы о даровании старообрядцам священников и разрешении совершать службу по старым книгам. Попытка обрести епископа не осуществилась. В мае 1784 г. инок Никодим, надорвавшийся при строительстве новой дороги к Успенскому монастырю, скончался и был погребен на монастырском кладбище (Поддубный А. И., 2000, с. 88–93). В настоящее время данный регион по-прежнему заселен старообрядцами, поэтому медная художественная пластика встречается повсеместно, особенно в Злынке, хотя архивных данных о существовании здесь старообрядческих литейных мастерских-«медниц» пока не обнаружено (Кочергина М. В., 2002, с. 240).

Кресты в историческом контексте

        Иконографические и эпиграфические особенности всех перечисленных крестов, а также места их находок (кроме Астафьева) со всей очевидностью позволяют отнести их к кругу произведений старообрядческой металлопластики.  

Рис. 3

        После знакомства с крестом из собрания КОКМ у автора возникло предположение о происхождении креста Т. Ф. Прончищевой из Калужской земли, одного из крупнейших центров русского старообрядчества, родины самой Татьяны Федоровны и ее мужа Василия Васильевича. В дальнейшем это предположение было подкреплено благодаря работе, проделанной В. А. Ткаченко, который провел сравнительный анализ крестов-тельников, найденных в различные годы в самой Калуге и ее окрестностях (Воротынское селище, пос. Товарково, с. Ромоданово). Выяснилось, что известно 27 экземпляров крестов, почти тождественных кресту Прончищевой и кресту из КОКМ. Один из них хранится в Калужском музее ремесла, архитектуры и быта, остальные — в личных коллекциях калужан. Наиболее сохранившиеся кресты дали с крестом Прончищевой или полное совпадение размеров, или отклонения, не превышающие 1 мм по высоте без оглавия и 0,4 мм по ширине. Наибольший разброс (до 3 мм) имеет высота крестов с оглавием, что В. А. Ткаченко справедливо объясняет отделением литника от оглавия без строгого контроля размера и последующей зачисткой полученного среза (Станюкович А. К., Ткаченко В. А., 2001, с. 195–196).

        В связи с этим отпали какие-либо сомнения в происхождении креста Т. Ф. Прончищевой из калужских старообрядческих литейных мастерских-«медниц». Остается, впрочем, одна неясность. Судя по несколько более поздним параллелям в старообрядческой металлопластике (Куколевская О. С., 1993, с. 88, илл. 1), крест, найденный на останках Татьяны Федоровны, является не женским, а мужским. Женские кресты у старообрядцев, да и не только у них, всегда имели более усложненные формы (Станюкович А. К., Осипов И. Н., Соловьев Н. М., 2003, № V.14, V.24–30). Неясность проясняется, если предположить, что Т. Ф. Прончищева была погребена с крестом своего покойного мужа, которого она пережила на 12 дней.

        Добавим, что факт ношения сначала дворянином, офицером Российского флота, а затем его женой старообрядческого креста не может быть случайным. Он со всей очевидностью свидетельствует о глубоко укоренившихся у всех слоев населения России традициях Древлеправославной веры, с которыми и по сию пору не смогли совладать ни государство, ни официальная церковь.

        Крест Прончищевых (будем теперь называть его так), помимо его бесспорной художественной и мемориальной ценности, примечателен и тем, что дает новую опорную дату — первая треть 18 в. — для произведений русской христианской металлопластики данного подтипа.

        Редкий подтип простых четырехконечных крестов, к которому принадлежит крест Прончищевых, характерен именно для Калуги и, по-видимому, для калужского старообрядчества в целом. Судя по приведенным аналогиям, в более позднее время аналогичные произведения старообрядческой металлопластики распространились и в соседних с Калугой регионах. Примером этому являются кресты из Никодимова монастыря, которые уже по самому месту их находки не могут относиться ко времени ранее его основания, то есть датируются периодом между 1773–1775 гг. и 1830 г. К сожалению, невозможно установить, где и в какие десятилетия 18 в. изготовлен крест из Астафьево. Но его появлению в регионе, достаточно удаленном от Калуги, не следует особенно удивляться, если учитывать тесные межрегиональные связи русских старообрядцев во все времена существования Древлеправославной церкви.

Список иллюстраций:

  1. Рис. 1. Крест Прончищевых
  2. Рис. 2. Крест из Астафьево
  3. Рис. 3. Реконструкция внешности Василия и Татьяны Прончищевых по слепкам с черепов (автор — профессор В. Н. Звягин; применялась компьютерная программа Megarobot)


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.